И смерть свою утратит власть 4 глава

— Все нормально? — шепотом спросил Саймон, усевшись рядом с Клэри.

— Да, естественно. — Клэри постаралась улыбнуться. — Я не возлагала надежды, что мать сейчас очнется. У меня такое чувство, что она чего-то ожидает. Либо… кого-либо. — Клэри исподтишка посмотрела на Лючка, но он сконцентрированно тер губкой засохшие тарелки и как бы ничего И смерть свою утратит власть 4 глава не слышал.

Саймон непонимающе поглядел на нее и пожал плечами:

— Разговор в Институте был не из приятных?

Клэри поежилась:

— У Изабель и Алека очень суровая мать.

— Из головы вылетело, как ее зовут-то?

— Мариза.

— Одно из старенькых имен, принятых у Сумеречны охотников, — объяснил Лючок, вытирая руки.

— И Джейс решил остаться и И смерть свою утратит власть 4 глава ожидать Экзекутора? Не возжелал уйти?

— У него не оставалось выбора, — произнес Лючок. — Уйти значило бы покинуть ряды нефилимов, а это для него равноценно отказу от себя самого. Мне приходилось встречать таких же убежденных Охотников, как он, — еще тогда, в Идрисе. Ему схожих милосерднее уничтожить, чем…

В И смерть свою утратит власть 4 глава дверь позвонили. Лючок отложил полотенце и пошел открывать. Как он вышел из кухни, Саймон проговорил:

— Не могу свыкнуться с идеей, что Лючок когда-то был Сумеречным охотником. Легче смириться с тем, что он оборотень.

— Почему?

Саймон пожал плечами:

— Про оборотней я слышал и ранее. Подумаешь, раз за месяц перебрасываются в волка И смерть свою утратит власть 4 глава, с кем не бывает… А Охотники — прямо-таки секта.

— Какая еще секта?! — возмутилась Клэри.

— Самая реальная. Они не представляют себе другой жизни. Зовут нас простыми — тоже мне, высшая раса! У их нет обычных, обыденных друзей, им не забавно то, над чем смеялись бы мы, они презирают нас И смерть свою утратит власть 4 глава. — Саймон растянул ногу и поправил штанину с престижной дырой на колене. — Я, кстати, сейчас завел знакомство посреди оборотней.

— Неужто зашел потрепаться со Стремным Питом в «Охотничьей луне»?

В груди появилась странноватая пустота… Клэри решила, что просто сейчас перенервничала.

— Нет, я повстречал там даму, — произнес Саймон. — Приблизительно наша ровесница. Зовут Майя.

— Майя? — переспросил И смерть свою утратит власть 4 глава Лючок, показавшийся в дверцах с коробкой пиццы наперевес.

Из коробки тянуло замечательным запахом жаркого теста, томатного соуса и расплавленного сыра. Клэри ощутила, что погибает с голоду, и ухватила кусочек пиццы сразу, как коробка оказалась на столе. Лючок даже не успел передать ей тарелку и только с И смерть свою утратит власть 4 глава ухмылкой покачал головой.

— Она из твоей своры? — поинтересовался Саймон, вытаскивая из коробки обжигающий ломоть.

— Да, — ответил Лючок. — Отменная девчонка. Время от времени остается в моей книжной лавке, пока я в поликлинике, и охотно берет плату книжками.

— У тебя нет средств? — осторожно спросил Саймон.

— Никогда их не ценил. — Лючок пожал плечами И смерть свою утратит власть 4 глава. — А свора со своими деньгами разбирается без помощи других.

— Мать всегда гласила, что продаст папины акции, если будут кончаться средства, — произнесла Клэри. — Только выяснилось, что мой отец — совершенно другой человек… И навряд ли у Валентина были какие-то акции.

— Джослин понемногу распродавала свои драгоценности, — сказал Лючок. — От Валентина ей остались некие И смерть свою утратит власть 4 глава родовые декорации Моргенштернов. Неважно какая безделица могла принести суровые средства, если пустить с молотка.

— Надеюсь, она отыскала какое-то утешение, распродав собственность Валентина, — произнес Саймон, потянувшись за третьим кусочком пиццы.

Клэри в очередной раз поразилась тому, сколько мужчины ее возраста способны слопать, не заработав заворот кишок и даже не И смерть свою утратит власть 4 глава растолстев.

— Не удивительно было встретить Маризу Лайтвуд после стольких лет? — спросила она Лючка.

— Мариза не очень поменялась. Как ни умопомрачительно, на данный момент она больше похожа на себя, чем когда-либо.

Клэри вспомнила стройную даму со вздернутым подбородком на фото, виденной когда-то у Ходжа, и пошевелила И смерть свою утратит власть 4 глава мозгами, что Лючок, пожалуй, прав.

— Она и правда возлагала надежды, что ты погиб? — спросила Клэри.

— Да, — улыбнулся Лючок. — Не то чтоб из ненависти… Просто всем было бы спокойнее и удобнее, если б я погиб. По последней мере, никто не задумывался, что я выживу, да еще сделаюсь вожаком своры в центре Манхэттена И смерть свою утратит власть 4 глава. Работа Охотников — сохранять хрупкий мир с нежитью. А здесь вдруг появляюсь я, с большой обидой на Конклав и наверное с целой грудой камешков за пазухой. Естественно, они будут ожидать от меня какой-либо проделки.

— А от вас стоит ожидать проделки? — спросил Саймон.

Пицца кончилась, и он, не И смерть свою утратит власть 4 глава смотря, стащил лежащую перед Клэри обгрызенную корку.

— Почтенные мещанины вроде меня не устраивают «выходок». Это несолидно.

— Почтенные мещанины не преобразуются раз за месяц в волков, — увидела Клэри, — и не охотятся под полной луной.

— Могло быть и ужаснее, — пожал плечами Лючок. — И с которые с приближением старости начинают швыряться И смерть свою утратит власть 4 глава средствами, получать спорткары и спать с фотомоделями.

— Вам всего 30 восемь, — напомнил Саймон. — Какая еще старость?

— Спасибо, очень мило с твоей стороны. — Лючок с надеждой заглянул в опустевшую коробку и тяжело вздохнул, — Жалко только, что ты слопал пиццу.

— Всего-то 5 кусочков съел! — возмутился Саймон.

— А сколько вообщем кусочков в пицце, грамотей И смерть свою утратит власть 4 глава? — поинтересовалась Клэри.

— Меньше 5 кусочков — это даже не серьезно. Так, перекус! — серьезно произнес Саймон, раскачиваясь на стуле, и с опаской покосился на Лючка. — Сейчас вы обратитесь волком и сожрете меня?

— Очевидно, нет. — Лючок засунул коробку в корзину для мусора. — Тебя будет нереально переварить — сплошные жилы!

— Зато я кошерный, — неунывающе сказал Саймон.

— Если И смерть свою утратит власть 4 глава к нам на огонек заглянет какой-либо ликантроп-иудей, я обязательно тебя отрекомендую, — заверил Лючок и посерьезнел. — Ворачиваясь твоему вопросу, Клэри, могу добавить одно. Встретить Маризу вправду было очень удивительно, но дело не в ней, а в окружающей обстановке. Институт напомнил мне Зал Договоров в Идрисе. Я практически И смерть свою утратит власть 4 глава ощущал в воздухе силу рун Сероватой Книжки, а ведь последние пятнадцать лет я честно пробовал прогнать все это из памяти.

— И удалось? — спросила Клэри. — Для тебя удалось запамятовать?

— Есть вещи, которые не забываются. Руны в Книжке не просто иллюстрации, они становятся частью тебя, въедаются под кожу. Нельзя не быть Охотником И смерть свою утратит власть 4 глава — как нельзя поменять свою группу крови.

— Я считаю, что мне тоже пора получить знаки, — произнесла Клэри.

Саймон не стал грызть корку и выронил ее на пол:

— Шутишь?!

— Какие здесь шуточки! Почему бы мне не получить знаки? Я Сумеречный охотник. Мне сейчас понадобится неважно какая защита.

— Защита от И смерть свою утратит власть 4 глава чего? — Саймон закончил раскачиваться и подался вперед, к Клэри. Ножки стула с шумом опустились на пол. — Я задумывался, ты уже наигралась в Охотников и сейчас вернешься к обычной жизни!

— Обычной жизни не бывает, Саймон, — мягко произнес Лючок.

Клэри опустила глаза. На руке остался чуть приметный белоснежный след там, где И смерть свою утратит власть 4 глава Джейс нарисовал ее 1-ый и пока единственный символ. Еле различимая белоснежная виньетка — быстрее даже воспоминание, чем шрам.

— Естественно, я желаю возвратиться к обычной жизни, — ответила она Саймону. — Только-только я буду делать, если за мной вдруг явится ненормальнаяжизнь? Что, если у меня не будет выбора?

— Что, если ненормальная жизнь тебя И смерть свою утратит власть 4 глава полностью устраивает, пока в ней есть Джейс? — негромко произнес Саймон.

Лючок кашлянул.

— Обычно нефилим получает символ, только пройдя определенное обучение. Потому я бы не рекомендовал для тебя торопить действия. Захочешь ты обучаться либо нет — решай сама. Но для тебя точно пригодится то, что должно быть у каждого Охотника.

— Высокомерие И смерть свою утратит власть 4 глава и чувство приемущества? — съязвил Саймон.

— Стило, — произнес Лючок. — У каждого Охотника есть стило.

— И что, у тебя оно тоже есть? — удивленно спросила Клэри.

Ничего не ответив, Лючок вышел из кухни и возвратился с маленьким свертком. Под черной тканью нашелся посверкивающий жезл, выточенный из матового хрусталя.

— Прекрасно… — выдохнула Клэри.

— Рад, что И смерть свою утратит власть 4 глава для тебя нравится, — произнес Лючок. — Забирай.

— Но это твое стило…

Лючок покачал головой:

— Оно принадлежало твоей мамы. Она дала его мне на хранение, чтоб ты случаем его отыскала.

Клэри взяла стило и взвесила на ладошки. На данный момент оно было холодным на ощупь, но Клэри знала И смерть свою утратит власть 4 глава, что этот жезл может раскалиться добела. Странноватый предмет — очень маленький, чтоб служить орудием, очень длиннющий, чтоб им было комфортно чертить.

— Естественно, модель старовата, уже лет 20 как вышла из воззвания, — пожал плечами Лючок. — Наверное не будет блестеть изяществом рядом с современными изделиями. Но вещь полностью надежная.

Саймон темно следил, как Клэри выписывает И смерть свою утратит власть 4 глава жезлом в воздухе замудренные фигуры, и в конце концов произнес:

— Отчего-то вспомнилось, как дедушка торжественно презентовал мне свои старенькые клюшки для гольфа.

Клэри рассмеялась:

— Да, только ты ими никогда не пользовался.

— Я очень надеюсь, что вот этимты воспользоваться тоже не будешь, — произнес Саймон и стремительно отвел глаза, до того И смерть свою утратит власть 4 глава как Клэри успела ему ответить.

Дым курился над знаками темной спиралью, в воздухе стоял удушливый запах паленой кожи. Своей кожи. В руке отца блестело стило с красным огоньком на конце — как вытащенный из костра тлеющий пруток.

— Закрой глаза, Джонатан. Боль будет ровно таковой, какой ты позволишь И смерть свою утратит власть 4 глава ей быть.

Но вопреки собственной воле Джейс отпрянул, как будто рука сама пробовала убраться подальше. С треском в предплечье сломалась кость, потом 2-ая…

Джейс открыл глаза и, моргая, уставился в мглу. Глас отца растаял, как дым на ветру. Во рту чувствовался железный вкус крови — от прикушенной губки.

Треск раздался вновь, и И смерть свою утратит власть 4 глава Джейс невольно покосился на руку — очевидно, кости были целы. Совсем проснувшись, он сообразил, что треск — не что другое, как стук в дверь. Он поглядел на свою мятую рубаху и искривился, поняв, что заснул прямо в одежке и наверное до сего времени разит псиной.

Стук повторился. Знобко ежась, Джейс прошел с И смерть свою утратит власть 4 глава босыми ногами по прохладному полу и открыл дверь. На пороге, сунув руки в кармашки, стоял Алек.

— Извини, что бужу посреди ночи, — смущенно пробормотал он. — Мать просила привести тебя в библиотеку.

— Который час?

— 5 утра.

— А ты сам-то что не спишь?

— Я не ложился, — произнес Алек, и, судя по И смерть свою утратит власть 4 глава темным кругам под очами, это так и было.

Джейс пригладил вздыбленные волосы:

— Хорошо, только рубаху сменю.

Он порылся в шкафу и вынул аккуратненько сложенную голубую футболку с длинноватыми рукавами. Запятнанную рубаху пришлось снимать очень осторожно — в неких местах она присохла к ободранной коже.

— Что с тобой случилось? — спросил И смерть свою утратит власть 4 глава Алек, отводя взор.

— Вышла размолвка со стаей оборотней, — сказам Джейс, натянул футболку и вышел из комнаты.

Следуя по коридору за Алеком, он увидел у брата над воротником какое-то пятно:

— У тебя что-то на шейке…

Ладонь Алека метнулась к горлу.

— Что?

— Будто бы след от укуса. Почему, говоришь, ты И смерть свою утратит власть 4 глава не ложился?

— Просто так. — Алек ускорил шаг. — Вышел в парк походить. Голову остудить…

— И нарвался на вурдалака?

— Что?! Нет, естественно! Я свалился.

— Свалился на шейку? — недоверчиво спросил Джейс и прикусил язык. По лицу Алека было ясно, что данную тему лучше замять. — А чего для тебя вдруг пригодилось остудить И смерть свою утратит власть 4 глава голову?

— Мать растолковала, почему так на тебя разозлилась. Поведала про Ходжа. Кстати, ты от меня все укрыл…

— Извини. — Сейчас пришла очередь Джейса багроветь. — Язык не поворачивался поведать.

— Очень плохо, — укоризненно произнес Алек. — Очень плохо, что ты не гласил нам всей правды. В особенности о Валентине.

Джейс резко тормознул:

— Ты И смерть свою утратит власть 4 глава считаешь, что я вам лгал? Думаешь, я с самого начала знал, что Валентин мой отец?

— Нет, естественно! — воскрикнул Алек в изумлении или от вопроса, или от того, каким тоном он был задан. — Да плевать мне, кто твой отец. Все равно ты — это ты.

— Я — это я. Вопрос в И смерть свою утратит власть 4 глава том: ктоя? — холодно отчеканил Джейс, сам того не хотя.

— Просто в ближайшее время ты стал очень несдержан, — примирительным тоном произнес Алек. — В хоть какой момент готов вскипеть. Поначалу думай, а позже гласи — вот и все. Мы для тебя не неприятели, Джейс.

— Спасибо за совет. Кстати, до библиотеки я полностью И смерть свою утратит власть 4 глава способен дойти без помощи других. — Джейс стремительно зашагал по коридору, оставив Алека в недоумении глядеть вослед.

Джейс вытерпеть не мог, когда за него беспокоятся. От этого немедля появлялись мысли, что и правда есть причина беспокоиться.

Дверь в библиотеку была приоткрыта, и, не утруждая себя стуком, Джейс вошел. Он всегда обожал библиотеку И смерть свою утратит власть 4 глава больше иных уголков Института. В окружении старенького дерева и меди его ждали старенькые друзья: возлюбленные книжки в кожаных и бархатных переплетах. Осенью и зимой в большом камине горел горячий огнь. Но на данный момент в лицо Джейсу стукнул прохладный воздух. За каминной решеткой показывалась только куча пепла, небогатый свет лился И смерть свою утратит власть 4 глава из узеньких окон под самым сводом крыши.

Сам того не хотя, Джейс помыслил о Ходже — будь тут учитель, огнь в камине никогда бы не потух и газ в лампах ярко горел бы, проливая золотистый свет на паркетный пол. Ходж посиживал бы в кресле у огня с ручным вороном на И смерть свою утратит власть 4 глава плече и с книжкой на коленях…

Но в кресле Ходжа и по правде кто-то посиживал. Навстречу Джейсу, как будто змея из кувшина, стремительно поднялась тощая сероватая фигура — дама в длинноватом старомодном плаще практически до пола. Из-под плаща показывался приталенный грифельно-серый костюмчик с воротником-стойкой, врезавшимся И смерть свою утратит власть 4 глава в шейку. Тусклые волосы были туго стянуты вспять и закреплены гребнями. Холодно улыбаясь, дама смерила Джейса сероватыми пронзительными очами. Он практически на физическом уровне чувствовал прикосновение ее взора, как поток ледяной воды, пока незнакомка изучала его заляпанные грязюкой джинсы, синяки и ссадины. В конце концов она уставилась на него в И смерть свою утратит власть 4 глава упор, и в глубине прохладных бусинок на мгновение что-то вспыхнуло, как блик пламени в толще льда.

— Ты и есть тот мальчишка?

Ответить Джейс не успел, так как за его спиной раздался глас Маризы:

— Да, Экзекутор, это Джонатан Моргенштерн.

Джейс сначала опешил, что не услышал, как она пошла И смерть свою утратит власть 4 глава прямо за ним, позже увидел, что заместо туфель на каблуках Мариза надела мягенькие тапочки, а заместо костюмчика — домашний халатик из расписного шелка. Губки у нее были поджаты.

Экзекутор подплыла к Джейсу, как будто волна сероватого дыма, и протянула к его лицу тощую длиннопалую руку, похожую на белоснежного паука И смерть свою утратит власть 4 глава.

— Смотри сюда, мальчишка, — произнесла она, с внезапной силой вцепившись в его подбородок и развернув его лицо к для себя. — Будешь именовать меня Экзекутором и никак по другому. Ты сообразил?

От ее глаз во все стороны разбегались тонкие лучики морщин, две глубочайшие складки шли от углов рта к подбородку. Экзекутор до сего И смерть свою утратит власть 4 глава времени представлялась Джейсу практически магическим существом. Другими словами он знал, что она существует, но все ее деяния Конклав держал в строжайшем секрете. Экзекутор представлялась кем-то вроде Безгласных братьев — отстраненной фигурой, хранящей сокрытую силу и сокрытые потаенны. Джейс никак не ждал узреть кого-либо настолько настойчивого и агрессивного И смерть свою утратит власть 4 глава. От взора этой дамы не выручала обычная броня — самоуверенность и саркастическая улыбка.

— Меж иным, у меня имя есть, — произнес он. — Меня зовут Джейс Вэйланд.

— У тебя нет никаких прав на это имя, — заявила Экзекутор. — Твоя фамилия — Моргенштерн. А назваться Вэйландом ты пытаешься, так как ты лгун. Таковой же, как Валентин И смерть свою утратит власть 4 глава.

— А я-то тешил себя идеей, что лгун я совсем уникальный, — огрызнулся Джейс.

— Все ясно. — Бледноватые губки Экзекутора искривились в недоброй ухмылке. — Непокорливый, как и отец. Как и ангел Люцифер, чье имя носит весь ваш род. — Пальцы Экзекутора внезапно больно сжали его подбородок, так что ногти впились под кожу И смерть свою утратит власть 4 глава. От ее дыхания несло кое-чем кислым. — За непокорность этот ангел был низвергнут с небес в пучину ада. Посмеешь не подчиниться моей воле, и я заставлю тебя ему позавидовать.

Она выпустила Джейса и отступила. По расцарапанному подбородку юноши бежала узкая жгучая струйка, но Джейс не стал И смерть свою утратит власть 4 глава вытирать кровь. Руки дрожали от ярости.

— Имоджен, — начала Мариза и немедля поправилась: — Экзекутор Эрондейл. Джонатан согласился пройти испытание Клинком. Вы сможете узнать, гласит ли он правду.

— Об отце? — переспросила Экзекутор, обернувшись к Маризе. Высочайший воротничок врезался ей в шейку. — Очевидно. Очевидно, могу. Кстати, Конклав недоволен тобой, Мариза. Вы с Робертом И смерть свою утратит власть 4 глава — хранители Института. На ваше счастье, в последние годы обстановка оставалась более либо наименее размеренной. Фактически не было столкновений с демонами — я желаю сказать, до недавнешних событий… И на данный момент все сравнимо тихо. Никаких донесений, даже из Идриса. Потому Конклав к вам пока снисходителен. Но с самого начала нас заботил один И смерть свою утратит власть 4 глава вопрос — а было ли ваше отречение от мыслях Моргенштерна искренним? И вот вы так тупо попались в расставленную ловушку. Неуж-то ничего не заподозрили?

— Не было никакой ловушки, — вмешался Джейс. — Отец знал, что Лайтвуды позаботятся обо мне, если будут мыслить, что я отпрыск Майкла Вэйланда. Вот И смерть свою утратит власть 4 глава и все.

Экзекутор воззрилась на него, как на говорящего таракана:

— Для тебя понятно чего-нибудть о кукушках, Джонатан Моргенштерн?

В недоумении Джейс поразмыслил о том, что у Экзекутора очевидно очень нервная работа, и это сказывается на трезвости мозга.

— О ком?

— О кукушках, паразитах посреди птиц. Они кладут яичка в чужие гнезда И смерть свою утратит власть 4 глава. Когда кукушонок вылупляется, он выталкивает других птенцов из гнезда. Злосчастные предки выбиваются из сил, пытаясь накормить большого прожорливого птенца, который занял место их собственных малышей.

— Большущего? — возмущенно переспросил Джейс. — Прожорливого?! Вы меня обжорой обругали?

— Я пробую разъяснить для тебя на примере.

— Я не обжора!

— Я не нуждаюсь в снисхождении И смерть свою утратит власть 4 глава, Имоджен, — произнесла Мариза, расправив плеч. — Навряд ли Конклав решит наказать нас с супругом за то, что мы приняли в дом отпрыска погибшего друга. Мы ничего не скрывали.

— И я не сделал ничего дурного никому из Лайтвудов! — продолжал Джейс. — Я не лодырничал! Я работал, тренился… Сможете гласить что угодно о моем И смерть свою утратит власть 4 глава отце, но он вырастил из меня Охотника.

— Не пытайся защищать Валентина, — отчеканила Экзекутор. — Я отлично его знала. Он был и остается самым скверным из людей!

— Скверным?! Ну и словечко вы подобрали! Экзекутор сощурила глаза и смерила Джейса изучающим взором:

— Ты очень заносчив, очень непокорен. Отец обучил И смерть свою утратит власть 4 глава тебя такому поведению?

— Он этого не вытерпел, — кратко ответил Джейс.

— Означает, ты сам стремишься быть на него схожим… Валентин — самый заносчивый и нахальный тип. Видимо, воспитывал тебя по собственному виду и подобию.

— Естественно, — не удержался Джейс. — Из меня с младенчества готовили злого гения. Учили отрывать крылья бабочкам и отравлять источники И смерть свою утратит власть 4 глава. Это было в программке первого класса. Какое счастье, что отец решил представиться мертвым до того, как я добрался до параграфов про убийства и мародерство! Жутко ведь пошевелить мозгами, что могло произойти!

— Джейс! — в страхе выдохнула Мариза.

— Так же запальчив, как и отец, — хладнокровно констатировала Экзекутор. — Лайтвуды обходились с тобой очень мягко И смерть свою утратит власть 4 глава, и все худшее в для тебя расцвело пышноватым цветом. На 1-ый взор ты кажешься ангелом, Джонатан Моргенштерн, но я-то знаю твою настоящую суть.

— Он всего только ребенок, — к удивлению Джейса, произнесла Мариза. Она что все-таки, его защищает?

— Валентин когда-то тоже был всего только ребенком И смерть свою утратит власть 4 глава, — отрезала Экзекутор. — Хорошо, мы обязательно покопаемся в этой золотой голове и вытащим правду на свет божий… Но до этого эту голову хорошо бы остудить. И мне известен хороший метод привести дерзкого юнца в чувство.

— Отправите в комнату под замок? — спросил Джейс.

— Отправлю в кутузку в Город молчания. Посидишь там И смерть свою утратит власть 4 глава ночь и сходу станешь смирным.

— Имоджен! — воскрикнула Мариза. — Так нельзя!

— Можно, — ответила Экзекутор, не отрывая от Джейса острого, как бритва, взора. — Желаешь чего-нибудть сказать, Джонатан?

Джейс смотрел на нее, не веря своим ушам. В Городке молчания было много ярусов; сам он лицезрел только верхние два — где хранились архивы и где И смерть свою утратит власть 4 глава находился Зал Совета. Тюремные камеры размещались в самой глубине, даже ниже кладбищенских ярусов, где покоился останки тыщ Сумеречных охотников. В это подземелье попадали только худшие из преступников — вурдалаки и колдуны, нарушившие Завет, Охотники, пролившие кровь товарищей… Как эта дама может выслать его туда? За что?

Экзекутор обширно улыбнулась, немедля И смерть свою утратит власть 4 глава став похожей на ощерившийся череп.

— Хвалебно, Джонатан. Я вижу, ты уже начинаешь принимать наилучший урок, который может преподать для тебя Город молчания — как держать язык за зубами.

Когда в дверь опять позвонили, Клэри и Лючок убирали на кухне. Клэри выпрямилась и испуганно поглядела на Лючка:

— Ты И смерть свою утратит власть 4 глава кого-нибудь ожидаешь?

Лючок нахмурился и вытер руки полотенцем:

— Нет. Оставайтесь тут.

Он вышел из кухни, за ранее взяв с полки что-то малюсенькое и блестящее. Саймон присвистнул:

— Лицезрела ножик? Похоже, Лючок ожидает проблем.

— В ближайшее время он всегда ожидает проблем, — отозвалась Клэри и осторожно заглянула в щелку.

Лючок стоял у И смерть свою утратит власть 4 глава открытой входной двери и с кем-то гласил. Слов было не различить, но Клэри сходу сообразила, что ничего из ряда вон выходящего не происходит.

— Иди сюда! — прошипел Саймон, оттаскивая ее от двери. — С разума сошла? А если там какой-либо бес?

— Тогда Люку будет нужно помощь. — Клэри улыбнулась. — Нужно же И смерть свою утратит власть 4 глава, ты меня защищаешь. Как мило.

— Клэри! — позвал Лючок. — Иди познакомься.

Она осторожно высвободилась из рук Саймона:

— На данный момент вернусь.

Лючок прислонился к косяку, скрестив руки на груди; ножик магическим образом пропал. На ступенях крыльца стояла незнакомая женщина в вельветовом пиджаке бежевого цвета. Ее черные вьющиеся волосы были И смерть свою утратит власть 4 глава заплетены в огромное количество тонких косичек.

— Это та Майя, — произнес Лючок.

В свете уличного фонаря глаза девицы имели странноватый янтарно-зеленый колер.

— А ты, означает, Клэри, — произнесла она. — Сестра белобрысого, который устроил погром в «Охотничьей луне»?

— Его зовут Джейс, — ответила Клэри.

Женщина ей не приглянулась. Для чего соваться со И смерть свою утратит власть 4 глава своим носом не в свое дело?

— Майя? — Саймон вышел на крыльцо, засунув руки в кармашки джинсовой куртки.

Женщина сходу заулыбалась:

— Ты Саймон, да? У меня паршивая память на имена, но твое я запомнила.

— Круто, — произнесла Клэри. — Вот мы и друзья.

Лючок кашлянул и выпрямился:

— Я решил вас познакомить, так как И смерть свою утратит власть 4 глава в последнее время Майя будет работать у меня в магазине. Не пугайся, если она вдруг зайдет — я отдал ей ключ.

— Ну и присмотрю заодно, чтоб сюда не нагрянула какая-нибудь пакость, — добавила Майя. — Типа, бесы либо кровососы…

— Спасибо, — произнесла Клэри. — Сейчас я буду спать расслабленно.

— Это что И смерть свою утратит власть 4 глава, сарказм? — осведомилась Майя.

— Мы все на данный момент малость на взводе, — вмешался Саймон. — Не будем цепляться к словам. Я лично очень рад, что есть кому приглядеть за моей женщиной.

Лючок вскинул брови, но промолчал.

— Извини, — произнесла Клэри. — Саймон прав. Я не желала грубиянить.

— Ничего. — В очах Майи сияло сострадание И смерть свою утратит власть 4 глава. — Я знаю, что вышло с твоей матерью. Это страшно.

— Да, — кивнула Клэри и ушла в дом.

Она возвратилась в кухню, села на стол и закрыла лицо руками.

— Прости, мне стоило додуматься, что ты на данный момент не захочешь никого созидать, — произнес Лючок, подойдя к ней.

— Где Саймон? — спросила Клэри, не И смерть свою утратит власть 4 глава отнимая рук от лица.

— Остался поболтать с Майей.

Вправду, от входной двери доносились негромкие голоса.

— Я просто пошевелил мозгами, что на данный момент для тебя нужны друзья, — продолжал Лючок.

— У меня уже есть Саймон.

Лючок поправил очки и с нарочитым спокойствием спросил:

— Кстати, уши меня не подводят? Он И смерть свою утратит власть 4 глава именовал тебя собственной женщиной?

— Похоже, что так.

— И издавна? В смысле, я об этом не знал либо просто запамятовал?

— Сама в первый раз слышу, — отозвалась Клэри, опуская руки. Почему-либо в памяти выплыл символ открытого глаза — руны, украшавшей тыльную сторону ладошки каждого Охотника. — Чья-то женщина, чья-то дочь, чья-то И смерть свою утратит власть 4 глава сестра… Вот так живешь и не знаешь… Осознать бы, кто я по сути.

— Ну, это нескончаемый вопрос, — ответил Лючок.

Хлопнула входная дверь, и в кухню вошел Саймон, принеся с собой свежесть ночной прохлады.

— Ничего, если я сейчас переночую у вас? Ворачиваться домой поздновато.

— Всегда пожалуйста, — произнес И смерть свою утратит власть 4 глава Лючок и поглядел на часы. — Пойду спать. К 6 мне нужно в поликлинику.

— Для чего к 6? — спросил Саймон, когда Лючок скрылся за дверцей.

— В 6 начинают пускать гостей, — ответила Клэри. — Для тебя совсем необязательно спать на диванчике.

— Говорю же, завтра я побуду с тобой, — произнес Саймон, сурово смахивая со лба непослушливые черные пряди И смерть свою утратит власть 4 глава. — Чтоб для тебя не было обидно.

— Я знаю. И для тебя совсем необязательно спать на диванчике, — повторила Клэри.

— А где мне тогда… — Саймон поперхнулся вопросом, когда до него дошел смысл ее слов.

— В гостевой комнате складная кровать. Можно просто уместиться вдвоем.

Саймон вынул руки из кармашков и залился И смерть свою утратит власть 4 глава краской. Джейс на его месте, наверняка, напустил бы на себя халатный вид; Саймон не стал даже пробовать.

— Ты… уверена?

— Уверена.

Он подошел к ней, наклонился и осторожно поцеловал. Поцелуй вышел неловким.

— Пойдем, — с ухмылкой произнесла Клэри. — Мне надоели кухни.

И, прочно взяв Саймона за обе руки, потянула его И смерть свою утратит власть 4 глава за собой — по коридору к гостевой спальне, которую ей дал Лючок.

Грехи отцов

В подземелье Городка молчания царила глубочайшая тьма. В первый раз в жизни Джейс оказался в беспросветном мраке. Он не мог различить ни пола, ни потолка, даже контуров своей руки, поднесенной к очам. Короткая возможность осмотреться представилась только в 1-ый миг И смерть свою утратит власть 4 глава — когда конвоир открыл решетку и втолкнул его вовнутрь. И вот Джейс посиживал в тюремной камере, как пойманный правонарушитель.

Вобщем, стоит удивляться? Конклав, похоже, и правда считает его правонарушителем.

В свете факела Джейс успел узреть мощеный пол, стенки из тесаного камня и нередкие прутки крепкой решетки из И смерть свою утратит власть 4 глава электрума. Еще он знал, что в решетке есть дверь, а к восточной стенке камеры прибит металлический пруток — на этом зания об окружающей обстановке заканчивались.

Конвоир пристегнул его правую руку к прутку, и Джейс был свободен прогуливаться повдоль стенки, громыхая цепью, как Кентервильское привидение, — пару шагов туда, пару шагов назад. Он И смерть свою утратит власть 4 глава уже успел до крови стереть кожу на запястье. Отлично, что он левша — все таки спокойнее, когда ведущая рука свободна.

Джейс бродил повдоль стенки, ощупывая ее пальцами. Не знать, сколько прошло времени, было очень неприятно. В Идрисе отец учил его определять время по солнцу, по длине тени, по расположению звезд на ночном И смерть свою утратит власть 4 глава небе. Но в камере не узреешь ни звезд, ни солнца. Придется ли ему еще хоть раз посмотреть на небо?

Джейс тормознул. Что за глуповатые мысли?! Естественно, он увидит небо. Конклав не собирается его казнить! Смертный приговор выносят только убийцам. И все таки ужас остался — каким-то незнакомым И смерть свою утратит власть 4 глава трепетом в груди. Вообще-то Джейс не был склонен к неожиданным приступам паники. Алек даже гласил, что ему пошло бы на пользу немножко разумного малодушия, — и все таки о ужасе Джейс знал только понаслышке.

Мариза сейчас произнесла, что он никогда не страшился мглы. Так оно и было.

Потому незнакомый трепет И смерть свою утратит власть 4 глава в груди явился кое-чем совсем внезапным, неестественным. Означает, это не просто тьма. Джейс прерывисто вздохнул. Нужно переждать эту ночь. Всего одну ночь. Он опять поплелся повдоль стенки, невесело звякая цепью. И застыл, когда воздух прорезал страшный звук — пронизывающий вопль, крик сумасшедшего кошмара. Кто-то вопил во И смерть свою утратит власть 4 глава всю мощь легких, протяжно и длительно, как будто взял на скрипке самую высшую нотку — и вдруг отнял смычок от струн.

Джейс выругался. Резко оборвавшийся крик звенел в ушах, а кошмар стал настолько очевидным, что перевоплотился в железный привкус во рту. Джейс понятия не имел, что у ужаса есть вкус. Он прижался спиной И смерть свою утратит власть 4 глава к прохладному камню и попробовал успокоиться. Крик повторился вновь, сейчас громче и поближе, и ему начали вторить другие голоса. Над головой что-то грохнуло. Джейс подсознательно пригнулся и только позже сообразил, что над его камерой несколько этажей. После еще одного удара перед очами появилась стршная картина: сотки издавна погибших И смерть свою утратит власть 4 глава нефилимов восстают из гробов, разбивают каменные усыпальницы и шагают по белоснежным полам Городка молчания, гремя костьми на иссохших сухожилиях…

Хватит! Усилием воли Джейс отогнал видение. Мертвые не встают из гробов. Не считая того, тут покоятся нефилимы, такие же, как он, — его павшие братья и сестры! С какой И смерть свою утратит власть 4 глава стати ему страшиться?! Джейс сжал кулаки, так что ногти впились в ладошки. Охотнику не подобает испытывать ужас. С этим зазорным чувством должно управляться, подавлять его в эмбрионе. Джейс вдохнул полной грудью, стараясь взять себя в руки, но здесь опять раздался громкий крик, что-то грохнуло совершенно рядом, и во И смерть свою утратит власть 4 глава тьме вдруг расцвел ослепительный огнь.

Перед решеткой с факелом в руке появился брат Иеремия. Его шатало. Капюшон цвета пергамента свалился на плечи, обнажая лицо, искаженное гримасой кошмара. Большие стежки, до этого сшивавшие губки Брата, разорвались и свисали кровавыми клочьями, рот был разинут в немом клике. Кровь, заливающая светлые И смерть свою утратит власть 4 глава одежки, в свете факелов казалась темной. Брат Иеремия застыл на миг перед изумленным Джейсом и упал на каменный пол. Факел выпал из мертвенной руки архивариуса и покатился к неглубокой канавке, выбитой в полу у самой решетки.


i-s-zhidenko-s-k-mutalibova.html
i-samostoyatelnaya-rabota-s-informacionnimi-istochnikami.html
i-see-a-strange-sail-ya-vizhu-neznakomij-parus.html