I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава

может, более принципиальной революцией в людской истории. Это было подлинно новым, дополнительным шагом («мутацией») — а не просто развитием.

Сама тенденция к неожиданным взрывным изменениям показывается на примере величавых цивилизаций в восхитительной книжке Крёбера «Конфигурации культурного роста». Именитые имена в области философии, науки, статуи, живописи, драмы, литературы и музыки, обнаруживают определенные общности, кластеры I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, будь то период в 30-40 лет либо тысячелетие. Так, представляя пример, не упомянутый Крёбером, в один и тот же 1859 год появились последующие важные публикации: «Происхождение видов» Дарвина, «Критика политической экономии» Маркса, «Клеточная патология» Вирхова, «Язык положительной философии» Литрэ, «Эмоция и воля» Бэйна, «Лекции об уме» Уотели. Можно добавить, что I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава тот же год был годом открытия спектрального анализа, исследования Атлантики, основания Тихоокеанской Чайной Компании и издания 3-х романов Троллопа. «Культуры обнаруживают рост, наполнение и истощение культурных моделей». Так проявляется повторяющийся элемент в людской истории.

О причинах культурного роста и разложения в текущее время может быть сказано немногим I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава больше того, что предпосылки эти сложны. Как писал А. В. Киддер:

«Приводится тыща разъяснений. Генетик приписывает резкое падение нехорошим генам, а счастливые композиции открывает в добротных. Спец по питанию разъясняет те же вещи, говоря о витаминах; медик — говоря о болезнях; социолог лицезреет те либо другие плюсы и недочеты в I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава социальной организации. Теолог порицает лжи. Если же недостаточно и этого, мы всегда можем прибегнуть к переменам в климате и экономическому детерминизму».

Антрополог настаивает на том, что вербование какого-нибудь 1-го фактора всегда неверно. Такая негативная генерализация принципиальна в мире, где человек всегда старается

упростить окружающий его мир сведением его к одному решающему I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава обстоятельству: расе, климату, экономике, культуре и т. п. По словам Крёбера, «никакая сумма и никакой нрав наружного воздействия не произведут взрыв культурной продуктивности до того времени, пока для этого не созрела внутренняя ситуация». Он добавляет, вобщем, что почти всегда конкретные предпосылки обнаруживаются во наружных стимулах, в особенности — в I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава новых идеях.

В умственной сфере с доминирующими в ней экономическими и био представлениями роль мыслях учитывается недостаточно. Стильно утверждать, что такие движения, как Реформация либо крестовые походы были сначала экономическими. Уже тот факт, что в течение войн времен Реформации люди считали, что они бьются из-за религии, и что конкретным поводом I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава при всем этом выступали конкретно религиозные настроения, не может быть оставлен без разъяснения. В любом случае нельзя забывать, что ярлычки вроде «экономика» и «религия» — это абстракции, а не ясные категории, взятые прямо из жизни. Тут заключается основная ошибка коммунистов, объявивших экономические явления основными. Они создали так, что абстракции I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава начали жить — то, что Уайтхед именовал «заблуждением в отношении неприемлимой конкретности». По правде, положение марксизма исходя из убеждений истории Рф после 1917 года смотрится занимательным. Задумывается ли кто-либо серьезно, что индустриализация Рф была бы проведена так быстро, не будь Наша родина под воздействием марксистских мыслях? Если б для того, чтоб I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава совершилась коммунистическая революция, было бы довольно одной экономической необходимости, весь Китай уже издавна стал бы коммунистическим.

У исторического процесса есть свои закономерности, как и у органического развития. Антропологи-марксисты преомнажают определенность стадий культурной эволюции, ведь некие народы перебежали конкретно от охоты и собирательства к земледелию, минуя эру I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава скотоводства.

Некие племена перебежали от каменных орудий конкретно к стальным. Все же, в общем, культурное развитие выслеживается как ряд схожих шагов. Похоже, что направление тут в большей либо наименьшей степени является необратимым. К примеру, есть только один узнаваемый случай общества, вступившего в матриархат из патриархата. Возросшая секуляризация и индивидуализация I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава ведут к крушению культурной изоляции. В городках умножаются лжи; космополитическое общество никогда не бывает обществом гомогенным. Расцвет культуры наступает после периодов дезинтеграции и смешения. Культурное развитие, таким макаром, схоже с органической эволюцией в том, что касается ее неровного нрава и ее конкретного направления. С другой стороны, как гласит I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава Крёбер:

«Дерево жизни вечно ветвится и не производит ничего фундаментального не считая самого этого разветвления, если не считать отмирающие ветки. Дерево людской истории, напротив, повсевременно разветвляется, но в то же самое время его ветки вырастают рядом. План людской истории потому еще более сложен и труден для отслеживания. Даже ее главные модели в I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава некий степени смешиваются, что обратно всему опыту только органического, где модели необратимы тем паче, чем более они фундаментальны».

Если определять прогресс как поступательное улучшение человечьих мыслях и субъектов, тогда не появляется вопрос о том, что потенциальные ресурсы людской культуры вообщем и большинства отдельных культур а именно существенно возросли I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава. Количество энергии, используемой одним человеком, раз в год возросло от употребления 0,05 лошадиной силы раз в день сначала людской истории до 13,5 лошадиных сил в США в 1939 году. Число мыслях и форм художественного выражения также неоднократно возросло. Хоть какое подтверждение того, что умственная и эстетическая жизнь в традиционной Греции I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава «превосходила» нашу, в сути не имеет смысла. Мы уже не

нуждаемся в научном обосновании того, что людская бедность и деградация — это зло. Наша культура точно превосходит греческую уже поэтому, что она отказалась от рабства, дамы достигнули большего равенства в правах, а нашим эталоном стала доступность образования и комфорта для всех, а не I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава для малозначительного меньшинства. Прогресс носит, но, быстрее спиральный нрав, чем нрав неуклонного роста. Чайлд пишет:

«Прогресс действителен, если он прерывист. Его неровный ход стает как серия спадов и подъемов. В тех областях, которые обрисовывает археология и письменная история, падение никогда не добивается уровня, ниже предшествующего спада, а точка I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава подъема всегда выше ей предшествующей».

Исторический подход ведет, таким макаром, к принципиальным заключениям более общего порядка. В этой связи следует отрешиться от 1-го суеверия. В 20-30-е годы антропологи издержали много чернил, противопоставляя «историю» «функции». Сейчас это противопоставление практически везде оставлено как неверное. Один антрополог может с полным правом акцентировать I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава описательный синтез, при котором исторический контекст сохраняется во всех деталях. Другой может подчеркивать роль, которую данная модель играет во содействии физических либо психических нужд группы. Оба подхода нужны; они дополняют друг дружку. В самой реальности ни один из этих подходов не изолирован от другого. Антрополог, изучающий историю, никогда не может I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава вполне отрешиться от заморочек смысла и функции. Археолог, в отличие от геолога, никогда не закончит обрисовывать, что представляет собой культурный слой. Он обязан задаваться вопросом: зачем? Аналогичным образом антрополог, изучающий социальную практику, должен представлять те процессы, которые определяют действия как в хронологическом, так и в ситуативном плане.

Возьмем пример I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава культовой «Пляски Духов» у краснокожих сиу шестьдесят годов назад, когда их со всех боков окру-

жил «Белый Человек». Более общие черты этой местной религии, возможно, могут быть объяснены в многофункциональных определениях. В реальности, согласно одному из более устойчивых выводов социальной антропологии, когда давление белоснежных на туземцев добивается определенной степени I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, сходу увеличивается или активность старенькой религии, или новые культы мессианского типа, поддерживает ли местная вера старенькые ценности, а пророки ратуют за финал, либо же идет речь о разгроме завоевателей. Так было в Африке и Океании, то же происходило и в Америке. Чувственную привлекательность соответственного учения несложно осознать. Но когда I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава мы стремимся осознать специфичный нрав религиозной «Пляски Духов», психология и многофункциональный анализ оказываются бессильными до того времени, пока мы не прибегаем к истории. Почему у их определенные символические деяния всегда нацелены на запад? Предпосылкой этого не будет то, что на западе садится солнце, что это место более близко к океану I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, либо другое, выводимое из психических принципов событие. Запад важен в этом случае в силу исторической специфичности — основоположник культа пришел в племя сиу из Невады.

Если б какой-либо марсианин посетил Соединенные Штаты в 1948 году, мог бы он здраво разъяснить закон о правах штатов, основываясь лишь на I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава современных ему фактах? Этот закон, естественно, был бы понятен исключительно в том случае, если б он перенесся в обстановку 1787 года, когда небольшой Род-Айленд имел все основания испытывать ужас перед огромным Массачусетсом и Вирджинией. Неважно какая особенность культуры может быть до конца понята исключительно в ретроспективе специфичных критерий собственного появления I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава в прошедшем. Формы сохраняются, функции изменяются.

Комплекс исторических событий, приведших к обилию культур, не может быть выражен какой-нибудь обычный формулой. Смешанные условия, возникающие в связи с ростом населения, испытывают воздействие соц и вещественных изобретений. Излишек населения также при-

водит к миграциям, которые тоже важны в силу собственного I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава избирательного нрава. Эмигранты всегда отличаются от других обитателей в био, чувственном и культурном плане. Тогда как многие примерные методы реагирования представляются практически неминуемым ответом на вызов наружной среды, в какой живет группа, точно есть также бессчетные случаи , когда условия только ограничивают возможность такового ответа, но не приводят в конечном счете I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава к одной и только одной форме адаптации. Таковы «случайности истории».

Позволю для себя привести пару примеров. Представим, что в обществе, где вождь обладает значимой властью, очередной вождь рождается с заболеванием желез, воспринимаемой как свидетельство его исключительности. По собственному высочайшему положению, он может выполнить перемены, отвечающие его темпераменту, в стиле I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава жизни собственной группы. Таким макаром известное событие его заболевания служит предпосылкой относительно временных либо относительно устойчивых перемен в культурных моделях.

Представим, что в той же самой группе вождь погибает сравнимо юным человеком, оставив своим наследником малыша. В итоге соперничества образующихся после чего фракций старших родственников возникают претенденты, заявляющие I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава о собственных правах на регентство. Происходит раскол. С сих пор любая группа строит свою свою судьбу, так что в конечном итоге образуются два разных варианта того, что когда-то было гомогенной культурой. Полностью возможно, что у каждой из расколовшихся фракций есть своя опора в экономике, в публичном мировоззрении и т. д I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава. Короче говоря, форма и ячейки «того сита, которое является историей», определяются не только лишь общими критериями данного момента, но также персональной психологией и случайными обстоятельствами.

Одной из исследовательских черт культуры является ее избирательность. Самые специальные нужды могут быть удовлетворены различными методами, но культура вы-

бирает из естественно и на I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава физическом уровне вероятных методов один либо сильно мало. Выражение «культура выбирает» является, естественно, метафорическим. Естественный выбор по необходимости совершает кто-то из людей, за которым следуют другие люди (ведь тогда это не было бы культурой). Но, исходя из убеждений тех людей, кто воспринял эту культуру позднее, существование данного элемента в I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава стиле жизни обладает эффектом не выбора, изготовленного определенными людьми в определенной ситуации, но необходимости, пусть и установленной людьми, которые уже издавна погибли.

Избирательный подход к условиям существования и стереотипная оценка места человека в мире, таким макаром, не только лишь ведут к вербованию вероятных альтернатив, да и I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава исключают их. Так как культуры тяготеют к всепостоянству, возможность таких альтернатив и их исключение имеют смысл далековато за пределами той деятельности, которой они служат. Точно так же, как «выбор», изготовленный определенным человеком в решающие времена, задает определенное направление до конца его жизни; естественные обязательства, условия и интересы, закоренелые в стиле I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава жизни освеженного общества, определяются выделяющей их направленностью. Следующие варианты в культуре — происходящие в силу внутренних обстоятельств, контактов с другими культурами, перемен в окружающей среде, — не случайны. Кумулятивное изменение происходит обычно в одном русле.

Никто из людей, кроме новорожденного малыша, не может глядеть на мир непредвзято. То, что он лицезреет I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, и то, что он в этом видении разумеет, проецируется на невидимый экран культуры. Как писала Рут Бенедикт:

«Роль антрополога состоит не в том, чтоб подвергать сомнению факты природы, а в том, чтоб отстаивать значение промежутка меж "природой" и "человечьим поведением"; его роль состоит в анализе этого значения, в обосновании I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава людского воздействия на природу и в отстаивании того, что это воздействие настолько же неискоренимо из культуры, как и из самой природы. Хотя факт того, что ребе-

нок становится взрослым, является фактом природы, метод, которым этот переход осуществляется, меняется от общества к обществу, и ни один из его шагов не I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава может рассматриваться как "природный" путь к зрелости».

Согласно тому же принципу, перемены, которые происходят в людской культуре тогда, когда он движется к новым условиям существования, являются результатом не 1-го давления сферы обитания, био нужд и ограничений.

Внедрение растений, животных, минералов будет ограничиваться и определяться наличием либо способностями тех смыслов, которые I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава закреплены за ними в опыте культуры. Приспособление к холоду либо к жаре будет зависеть от культурных способностей. Человек никогда не реагирует на одни физические явления, но всегда на явления, определяемые в определениях культуры. Для народа, которому неведома обработка железа, наличие стальной руды в природе не обладает значением «природного I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава ресурса». Так, культуры, имеющиеся в очень похожих природных критериях, нередко далековато не схожи, тогда как культуры, наблюдаемые в разных критериях, время от времени очень идентичны.

Природные условия Соединенных Штатов очень многообразны, и все таки америкосы засушливого Юго-Запада и дождливого Орегона живут не так, как живут обитатели австралийских пустынь и I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава зеленоватой Великобритании.

Такие племена, как пуэбло и навахо, живущие на самом деле в схожем природной и био обстановке, и сейчас показывают очень неодинаковый стиль жизни. Быт же британцев, живущих в районе Гудзонского залива и в английской части Сомали, один и тот же. Естественно, разные природные условия несут ответственность I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава за явную разницу в стиле жизни. Но факт остается фактом: невзирая на значительную разницу природных критерий, формы прозаического обихода проявляют устойчивое сходство.

Обитатели 2-ух не очень отдаленных друг от друга населенных пт в Нью-Мексико, Рамах и Фенс Лэйк, явля-

ются представителями 1-го так именуемого «старо-американского» физического I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава типа. Антропологи могли бы сказать, что они представляют случайные эталоны одной и той же популяции. Каменистые равнины, каждогоднее количество осадков и их рассредотачивание, флора и фауна, окружающие эти населенные пункты, не обнаруживают сколь-либо осязаемой различия. Плотность населения и расстояние от основной дорожной магистрали и в том и в другом I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава случае схожи. И все же, даже случайный гость немедля замечает различия. Это разница и в одежке, и в архитектуре домов. В одном городе бар есть, а в другом нет. Перечисление этих различий показало бы, что в жизни того и другого городка преобладает другая модель культуры. Почему? Сначала поэтому, что оба I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава населенных пт представляют разные варианты общей англо-американской традиции. В этом случае налицо малозначительное культурное отличие: мормоны и переселенцы из Тексана.

С другой стороны, разница меж культурами, долгое время существовавшими в одних и тех же природных критериях, хотя и сокращается, вполне никогда не исчезает. Ирландский городок Адар было заселен I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава 250 лет тому вспять германскими протестантами и до сего времени отличается по собственной культуре. Чем более определенный нрав носит общая обстановка различных культур, тем постепеннее они начинают прогуляться друг на друга. Возможно, одежка и другие стороны вещественной культуры в особенности отлично отражают наружные условия существования, даже если, как в случае тех I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава европейцев, что продолжают носить европейскую одежку в тропиках, имеются примеры, когда требования культурного принуждения упрямо противостоят естественной адаптации. Время от времени физические происшествия приводят к невозможности продолжения принципиальной культурной традиции. Но, более нередко имеет место неспешная и избирательная модификация традиции под воздействием наружных критерий. Постепенное развитие региональных культур в I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава Соединенных Штатах отчасти характеризуется не различием пред-

ставляющего их населения, а отчасти общей тенденцией становления районов обитания в районы культуры. На простом уровне соответствия меж средой обитания, экономической и политической жизнью в общем довольно приметны. Ковроткачество обычно развивается у бродячих народов засушливых районов. У населения пустынь практически всегда отсутствует I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава жесткое централизованное управление. В первобытных критериях патрилинейности группа в 50 человек кажется более обыкновенной формой социальной организации в районах, где плотность населения составляет не выше 1 человека на квадратную милю. Стюард показал близкое сходство меж соц моделями бушменов, африканских и малайзийских пигмеев, австралийцев, тасманцев, и южнокалифорнийских краснокожих.

Питание является I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, естественно, общим продуктом естественной сферы обитания и культуры. Природные ресурсы должны быть доступны, но равно нужна разработка для их разработки. Тот же самый климат и почва могут поддерживать большущее население, если им соответствует достаточный сбор. В свою очередь, густое население является условием определенного культурного развития. Ральф Линтон подразумевал, что внезапный I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава скачок в культурном развитии доисторических культур южноамериканского Юго-Востока связан с возникновением в этом районе бобов. Человек может жить на диете, не содержащей крахмала, но определенный минимум протеинов и жиров представляется нужным. Кое-где они содержались в молочных продуктах питания, кое-где в рыбе и мясе, кое-где в разных I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава видах бобовых. Туземцы Америки в качестве редчайшей роскоши употребляли в еду мясо собаки и индейки. Островные народы большей частью в обеспечении себя протеинами и жирами зависели от охоты, сбора орехов и одичавших растений. Это означало, что ни одна большая группа не могла повсевременно жить в одном и I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава том же месте. Способности получения протеина приметно сказывались на культурном развитии населения.

Природные условия обитания ограничивают и упрощают существование. Медленность политической унификации Греции не изумительна, если принять во внимание ее географию. В Египте же, с образованием малогабаритной населенной полосы обитания, вероятным стал и ранешний политический альянс. Природные условия I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава могут выступать в качестве стимула. Для того, чтоб жить во всех частях Арктики, эскимосы должны были стать только изобретательными в развитии технических новшеств. Неразвитость народа, обычно, более явна там, где сфера обитания не содействует развитию культуры. Но, сама по для себя сфера обитания не творит. Гавани Тасмании так же неплохи I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, как гавани Крита либо Великобритании, но в Тасмании мореходство не стало определяющим для культуры — отчасти поэтому, что Тасмания была очень удалена от главных путей развивающейся цивилизации. Естественно, культура всегда находится в зависимости от нрава актуальной практики. Многодетность ценилась в земледельческих культурах больше, чем в охотничьих. У охотников малые малыши представляют I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава собой нечто вроде проблемы для старших, принужденных о их хлопотать, и только спустя пару лет ребенок становится полезным в охотничьем промысле. В семье же землепашца даже небольшой ребенок приносит свою пользу при прополке и при защите посадок от птиц. Соц стратификация не получает достаточного развития в группе, которая I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава живет собирательством и охотой в тех районах, где пропитание просто доступно. Сложные искусства и ремесла не возникают до того времени, пока экономика не предоставляет способности для специализации и досуга. Стоит увидеть, что в любом случае природные условия являются необходимыми, но не достаточными. Ряд критерий содействует развитию сельского хозяйства — при наличии I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава определенной технологии (другими словами культуры). Соц организация группы, живущей сельским хозяйством, будет вероятнее всего отличаться от социальной организации группы, живущей охотой. Среда обита-

ния предрасполагает к развитию сельского хозяйства — но не обязует к нему. Культурный фон является определяющим фактором, когда ему способствуют естественные условия.

Итак, значительно важны I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава оба обозначенных фактора, вобщем, так же, как и био. В данных обстоятельствах один из этих причин может получать более решающее значение, чем другие, но ни какой-то из них не должен быть упущен из внимания. Для янки чувственно более удовлетворительным кажется поиск 1-го решения ситуации. Это опасное заблуждение высмеивает В. Дж. Хамфри I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава на примере ученого рассуждения о погоде:

Что сформировывает жизнь человека?

Погода.

Что красит вещи в различные цвета?

Погода.

Что принуждает зулусов жить на деревьях,

А конголезцев одеваться в листья,

Тогда как другие прогуливаются в мехах и зябнут?

Погода.

Что одних печалит и развлекает других?

Погода.

Что сводит фермера I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава с мозга?

Погода.

Что принуждает вас закладывать землю,

А вас изворачиваться в поте лица,

Чтобы не дать концы до срока?

Погода.

Загадка формирования культур может быть разрешена, только если мы принимаем в расчет три неотклонимых фактора: предыдущую культуру, ситуацию и биологию. Ситуация включает ограничения и способности, присущие природной среде обитания I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава: земли и топографию, растения и животные, климат и положение. Ситуация также включает факты, такие как плотность населения, которые являются результатом культурных и био причин.

Биология определяет общие возможности и пределы людского существования, также те свойства, которые являются особыми для отдельных людей и групп. Эти последние представляют особую трудность I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, так как очень трудно высвободить наследственность от среды. Ведь, как гласит Элсворт Хантингтон, «наследственность проходит красноватой нитью через историю». Вопрос о роли личностей, владеющих исключительными наследными дарованиями, обширно дискуссируется. Возможно также, что группы различаются в количестве людей, способных к творчеству либо готовых к изменению актуальных критерий. Полинезийцы научились I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава использовать огнестрельное орудие неописуемо стремительно, а бушмены после нескольких веков общения обходятся без него так же, как и без лошадки.

Некие сопоставления меж культурным и биологическим развитием уже изготовлены. Следовало бы добавить, что органическая эволюция, невзирая на отдельные случайные скачки, протекает достаточно медлительно. По уверению ряда ученых, культурная I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава эволюция сделала настолько значимый отрыв от био эволюции за последние несколько тыщ лет, что человек сейчас оказывается во власти сверхорганической машины, которую он сам сделал, но которой не может больше управлять.

При хоть какой оценке этого нюанса био антропологии, в исторической ретроспективе эволюция человека выслеживается по, последней мере, в I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава протяжении пятисот тыщ лет. Некие ее важные детали, как и в случае культурной эволюции, до сего времени остаются кое-чем загадочным. До недавнешних времен картина представлялась относительно обычной в собственных основных чертах и отлично согласующейся с эволюционным учением Дарвина. В течение ранешнего периода, который геологи именуют плейстоценом, на Яве I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава обитала человекообразная мортышка, популярная как Pitekantrop erectus. К середине плейстоцена в Китае, Европе и Африке возникают уже люди, хотя и другого, хорошего от современного, типа.

Многие авторитетные исследователи считали, что эти био примитивы, все еще сохраняющие черты человекообразных обезьян, представляют собой продолжение эволюции, ведущей свое начало от созданий, схожих питекантропам. В период I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава меж 100-м тысячелетием до. н. э. и 25-м тысячелетием до н. э. в Европе, Северной Америке и Палестине возникает человек так именуемого неандертальского типа, обнаруживающий определенное развитие, но все еще довольно простой. Потом возникают люди, по внешнему облику приближающиеся к современному человеку (которого мы робко именуем Человек разумный I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава — Homo sapiens), равномерно вытеснившие, либо, может быть, ассимилировавшие неандертальцев.

Согласно прежней интерпретации, ход людской эволюции был непреклонно разветвляющимся, подобно дереву со многими ветвями. Нижние ветки на стволе этого дерева, такие как неандертальцы, отмирали одна за одной, оставив в конце концов одну выжившую ветвь Человек разумный. Новейшее развитие представлялось I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава разъединением этой ветки на разветвляющиеся отростки — современные людские расы. То, что понятно сейчас, просит другого представления. Яванские находки сейчас рассматриваются как эталоны людского вида, очень близкие к так именуемому Китайскому человеку (синантропу), жившему в тот же самый период. Человек разумный, вопреки собственному положению в качестве представителя самой поздней ветки I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава эволюции, возникает в Европе по последней мере сначала второго межледникового периода (другими словами ранее, чем обезьянообразный питекантроп). Некие выдающиеся ученые считают, что так именуемый Пильтийский человек, обнаруженный на местности Великобритании, демонстрирующий определенное сходство с современным человеком, должен быть отнесен к первому межледниковому периоду. Новая интерпретация этих фактов принуждает мыслить I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, что в течение всей эры плейстоцена существовали разные племена людей, в различных местах и с различной скоростью прошедшие параллель-

ные фазы эволюционного развития, приведшего от мортышки к человеку. Согласно этому представлению, Яванский человек должен рассматриваться конкретным предком австралийских туземцев, Китайский человек — предком монголоидов, неандерталец — европейцев, а родезийские и другие I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава африканские ископаемые находки — возможными праотцами темного населения Африки.

Откуда бы и когда бы ни пришли наши праотцы, кем бы и сколь бы старыми они ни были, неувязка тривиального контраста людей остается нерешенной. Понятно, что процесс эволюции был долгим и сложным. Понятно, что био эволюция так же, как и I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава культурная, длится в направлениях, ею уже данных. В процессе подобного «дрейфа» селекция действует в обоих случаях. Но, в случае био эволюции варианты остаются устойчивыми в той степени, в какой они содействуют выживанию человечьих созданий. Культурная селекция сосредоточивается вокруг борьбы за преимущественные ценности. Био и культурная антропология образуют в этом смысле I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава альянс, потому что оба эти направления равно нужны, чтоб дать ответ на основной вопрос: как каждый люд стал таким, каковой он есть?

Дихон сладкоречиво подытожил главные принципы, имеющие отношение к данному вопросу:

«...экзотичные особенности, привносимые диффузией, и местные черты снутри самой культуры, наследуемые в итоге ее адаптации и развития в I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава согласовании с наружными критериями — вот те два элемента, из которых ткется полотно людской культуры. База культурной ткани слагается снутри, тогда как наружные нити накладываются снаружи; в том, что касается наружных критерий, ее база статична, в том, что определяется диффузией, — оживленна, подвижна и неустойчива. Текстильная аналогия может быть успешно развита и I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава далее. Так, если наружные условия жизни людей достаточно агрессивно закреплены, то база культуры, ее базисные свойства, связанные с этими критериями, тоже будут полностью определенными;

если наружные нити, экзотичные привнесения в базу, ненадежны и редки, то база начинает скоробливаться и сечься. Так, на примере эскимосской культуры можно созидать I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, что ее соответствующие особенности, определяемые жесткой связью с наружной средой, оказались плохосочетаемыми с экзотичными новаторствами, достигшими этой малой группы. С другой стороны, там, где в силу отсутствия личного начала главные черты культуры оказываются сравнимо неразличимыми, наружное вплетение в культурную ткань иносторонних нитей может перекрыть и вполне изгладить ее I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава базу... Таким макаром, элементы культуры, выработанные каждым народом в согласовании с способностями и ограничениями, предоставляемыми ему средой обитания, сформировывают базис культуры, ее базу, натянутую меж людьми и наружными критериями. «Челноки» диффузии, двигающиеся перпендикулярно базе, распространяют наружные нити экзотичных черт, привнесенных издалека либо из примыкающих культур, и соединяют базу и уток в узор I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава, определяемый историей либо гением каждого народа... Мы живем в трехмерном мире, и людская культура построена в согласовании с ним. Она не линейна и не одномерна, как считают последние диффузионисты; она не представляет из себя обычной двухмерной плоскости, заполненной различными типами сред обитания, как можно было бы обрисовать ее I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава географическому детерминисту. Быстрее, это трехмерная структура, твердо стоящая на фундаменте, ширина которого состоит в вариативности предоставляемых миром наружных критерий, а длина есть сумма всех происходивших в людской истории диффузий. Высота, на которую она подымается, измеряется трудноуловимыми единицами, состоящими из ума, характера и гения, которыми в различной степени владеют все I. Странные обычаи, глиняные черепки и черепа 6 глава племена, цивилизации и расы».


i-pust-v-neya-vojdut-vsyo-oblomki-kak-ravnie-sredi-ravnih-a-kto-zahochet-bolshim-stat-da-budet-vsyom-slugoyu-kak-zapovyodal-sam-gospod.html
i-r-gafurov-programma-povisheniya-kvalifikacii-gosudarstvennih-i-municipalnih-sluzhashih-respubliki-tatarstan-pravovaya-i-informacionnaya-kultura-gosudarstvennih-i-municipalnih-sluzhashih.html
i-r-galperin-ocherki-po-stilistike-anglijskogo-yazika-stranica-15.html