I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ

Практика (прайога) есть орудие [освобождения], О Богиня. Книжная ученость не является таким орудием. Ученость (шacmpa) всюду полностью доступна, но вот практика, воистину, трудна для выполнения.

Вина-шикха-тантра (137)

Поиски бессмертия и свободы заложены в самой природе людской цивилизации. Мы находим их запечатленными как в пирамидах Египта и соборах средневековой I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ Европы, так и в стремлении современной медицины найти эликсир нескончаемой юности, и в полетах к звездам, а еще в самом желании воплотить на Земле утопию. Но нигде эти поиски не отыскали настолько ясного повсеместного звучания, как в Индии. Уже ведийские провидцы были заняты открытием бессмертной обители — местонахождения богов, которое за I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ пределами всяких печалей, и даже за пределами блаженных ми-^ов, куда возносятся души пред-‹ов. Позднее упанишадские мудрецы сделали реальный переворот, открыв, что бессмертие не является топографической принадлежностью потустороннего мира — даже богам суждена погибель, но оказывается неотъемлемой чертой конечной Действительности, либо Тверди всего сущего. Потому они учили тому, что нам I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ остается только узнать свою свою природу, чтобы насладиться Я, по другому Самостностью всех созданий, — тут и на данный момент.

Мудрецы считали, что бессмертное Я (атман) нереально постигнуть, так как оно не является объектом, но что его можно узнать через конкретное отождествление с ним. Такое зание заключается в коренной перестройке I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ нашего личного сознания, с которым мы отождествляем себя. Если обыденный смертный задумывается о для себя как о некоем определенном, ограниченном теле-уме, то

тот, кто обрел Самопознание, отождествляет себя не с отдельной, ограниченной телесной оболочкой личностью, но с вневременной сущностью всех созданий и вещей.

К обретению такового высокого зания, как считали I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ мудрецы древности, ведет тяжкая стезя отрешения и аскезы. Они считали, что величие непознаваемой Действительности раскрывается только тем, кто отвращает собственный взгляд от мирских хлопот и заместо этого, сознательно управляя своим телом и разумом, сосредотачивает подобно лучу лазера собственное внимание на конечной цели Самопознания. Вроде бы там ни было, но I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ чтоб стать Абсолютом, каждому нужно превозмочь человеческое состояние и обусловленность людского бытия. Нужно закончить направлять все свои усилия на обыденные занятия, из-за которых люди укрепляются в заблуждении, что они являются отдельными сущностями.

Хоть упанишадский эталон прижизненного освобождения (дживан-мукти), удовольствия блаженством Я, пребывая в людской плоти, и I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ был принципиальным шагом на пути становления индийской духовности, ему не удалось на сто процентов преодолеть привычку двоякого мышления. Сама эта мысль породила последующий вопрос: если существует только одно Я, то почему его зание так тяжело дается? Другими словами, почему нам приходится созидать в мире, а означает, и в нашем I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ теле-уме недруга, которого следует победить? Если быть поточнее: почему мы должны отринуть само плотское удовольствие для зания блаженства?

Новый подход тантры

Новый ответ и новый образ духовности предложили наставники, тантры, по другому тантризма, которые заявили о для себя в исходные века первого тысячелетия н. э. Их учения I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ запечатлены в Тантрах , которые представляют собой труды схожие с шиваитскими Агамами вишнуитскими Самхитами, но посвящены женскому психокосмическому началу, по другому Шакти [461]. Иногда бывает тяжело различить агамический и тантрический труд ввиду зыбкости самой границы меж шиваизмом и шактизмом.

Поклонение женскому божеству, которое лежит в базе многих тантрических школ, было уже в древнейшие ведийские I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ времена. Тантрические наставники подвижники только направили собственный взгляд на имеющееся священное познание и ритуальную практику, связанные с почитанием богини, в особенности в том виде, как это имеет место в сегодняшних сельских общинах Индии. Потому некие ученые возраст тантры соотносят — возрастом самих Вед, если не считают ее I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ более старой. Но как литературное явление тантра, похоже, появилась не ранее середины первого тысячелетия н. э.

Существует мировоззрение, что первыми появились буддийские Тантры. скоро прямо за ними последовали их индуистские собратья, хотя некие ученые гневно это оспаривают. В любом случае, буддийскую Манджушри-мула-кальпа («Основополагающие установления Манджушри») и Гухья-самаджа-тантра I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ («Тантра потаенного общества»), веро

ятно, были составлены в период меж 300 и 500 гг. н. э. Во вступительной главе Махачина-ачара-крамы («Поведение и поступь Махачины») [462]богиня рекомендует мудрецу Вашиштхе сделать паломничество в Махачину (Тибет, Монголия, либо даже Китай), где он сумеет обучаться вкупе с Джанарданой в виде Будды.

Самые I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ ранешние индуистские Тантры, похоже, оказались утерянными, и мы знаем о их только по ссылкам в более поздних трудах. Броско, что южно-индийский поэт седьмого века Тирумулар ссылается на собрание из 20 восьми Тантр. Вина-шикха-тантра (9), единственный сохранившийся текст тантры левой руки, датируемый приблизительно 1200 г. н. э., упоминает о традиционном собрании из I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ шестидесяти 4 произведений. Это наводит на идея о том, что в предыдущие века тантрические наставники в особенности инициативно занимались сочинительским трудом, по имеющимся у нас сведениям, уже тогда было много больше Тантр. Одна из наистарейших широких Тантр — Сарва-джняна-уттара-тантра (пишется Сарваджняноттаратантра), составленная, вероятнее всего, в девятом I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ веке н. э. Этот труд охарактеризовывает себя как собрание сущности многих более ранешних тантрических сочинений.

Извечные Тантры обычно представлены в виде диалога и приписываются быстрее божественному откровению, ежели определенному человеку. Их санскрит часто довольно скуден в выразительных средствах и грамматически и метрически неправилен. Позднейшие сочинения, в особенности обобщающие труды, обычно имеют I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ создателя и отличаются огромным грамматическим и стилистическим совершенством.

Так как тантризм — будь то буддийский или индуистский — представляет собой пространное, сложное и плохо изученное поле для исследования, я ограничусь индуистской тантрой, которая имеет более прямое отношение к традиции йоги, берущей начало в ведийском наследстве [463]. Но следует увидеть, что I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ буддийские Тантры — в том виде, как они сохранились на тибетском языке и частично на санскрите, также очень принципиальные источники для осознания неких йогических процессов, в особенности созерцательной визуализации (Дхьяна, бхавана) и других высших ступеней духовной практики, как и провождающих их ритуалов.

Согласно тому, что говорилось выше, индуистская традиция показывает I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ на существование шестидесяти 4 Тантр, но вправду их существенно больше. Только немногие из более принципиальных сочинений этого жанра индуистской литературы переведены на европейские языки. Достойны упоминания Кула-арнава-, Маханирвана- и Тантра-таттва-тантра. Диапазон затрагиваемых в Тантрах тем довольно широк. Они дискуссируют сотворение и историю мира; наименования и предназначение большущего I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ огромного количества мужских и дамских божеств и иных высших созданий; виды обрядового поклонения (в особенности богиням); магию, чернокнижниченство и во-

рожбу; эзотерическую «физиологию» (анатомию узкого и психологического тела); просыпание загадочной змеиной силы (кундалини-шакти); приемы телесного и интеллектуального очищения; природу просветления; и, не в последнюю очередь, сакральное соитие.

Ломающая обыденные представления духовность I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ тантры идеальнее всего отражена в определении понятия тантры, данного в старенькой буддийской Гухъя-самаджа-тантре, которая разъясняет, что «тантра — это неразрывность». Само слово делается от корня тан, значащего «тянуть, расширять». Обычно оно истолковывается как «то, средством чего познание/осознание расширяется, распространяется» (таньяте вистарьяте джнянам анена).

2-ое значение слова I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ тантра — просто «книга» либо «текст», как в Панна-тантре («Пять поучительных книг»), именитом индийском сборнике сказок. Потому Тантру можно найти как текст, который расширяет само осознание до таковой степени, что возникает подлинная мудрость. Все адепты тантры сходятся в том, что освобождение может быть только с озарением человека светом мудрости I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ (видья). Мудрость обладает освобождающей силой благодаря тому, что крепит практикующего тантру в «неразрывности» ограниченного и нескончаемого планов бытия, как говорилось выше. Представление о неразрывности замечательно выражает саму природу тантры, ибо эта всеиндийская традиция пробует различными способами преодолеть раздвоенность меж конечной Реальностью (другими словами

Я) и обусловленной реальностью (другими словами I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ эго) утверждением человека в неразрывности мирского существования и процесса освобождения, либо просветления.

Величавая тантрическая формула, основополагающая и для махаянского буддизма, заключается в том, что «сансара приравнивается нирване». По другому говоря, обусловленный, либо необыкновенный, мир единосущен с запредельным Сущим-Сознанием-Блаженством. Потому просветление связано совсем не с оставлением мира, либо угнетением собственных I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ естественных побуждений. Напротив, оно заключается в уяснении того, что низшая действительность содержится в высшей действительности и сращена с ней, позволив тем высшей действительности конвертировать ее. Выходит, что краеугольным камнем тантры является объединение — объединение «я» с Я, телесного бытия с духовной Реальностью. Ориенталист и историк искусства Ананде Чомарасвами (Coomaraswamy I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ) сделал последующее ценное наблюдение

Итоговым усилием всякой мысли является признание тождественности духа н материи, субъекта и объекта; и это воссоединение стает как альянс небес к ада, выход за границы ограниченно?"' вселенной по направлению к свободе 1 ответ на любовь Вечности к порождениям времени. Тогда нет ни священного ни обыденного, ни духовного ни I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ чувственного, но все живущее стает незапятнанным и пустотным. Весь этот мир рождения и погибели также оказывается величавой Пучиной [464].

Принципиально осознать, что тантрический переворот явился не следстви

ем обычных философских умозаключений. Невзирая на всю свою связь с широким сводом старенькых и новых представлений и учений, тантризм чисто практичен. Сначала, это I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ практика зания, либо то, что называют садханой. Потому йога занимает тут центральное место. Исторически тантру можно представить как закономерный ответ на носящий часто умозрительный нрав подход адвайта-веданты, которая была и остается главенствующей философией индуистской просвещенной вершины. Тантра же была движением низов, и многие, если не большая часть I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ, из ее первых сторонников происходили из самых нижних слоев публичной пирамиды Индии — рыбаков, ткачей, охотников, уличных торговцев, прачек. Они откликнулись на везде ощущаемую потребность в разработке более удобного подхода, который мог бы соединить возвышенные метафизические эталоны монизма с приземленными правилами ведения благочестивой жизни без необходимости оставления собственных верований в местных I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ богов и старых обрядов поклонения им.

Потому учения Тантр отличает поразительный сплав теории и практики, основанный на плодотворном эклектизме с приметной склонностью к обрядности. Танрические учения предназначались для ублажения духовных запросов «темной эпохи» (кали-юга), которая, согласно преданиям, началась со гибелью Господа Кришны после величавой битвы, что представлена в I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ эпосе Махабхарата.

Психотехника, описанная — либо существенно почаще, только обозначенная — в Тантрах, предназначалась для тех, кто чуть мог всецело навести свои устремления к Божественному, просто отвлекаясь на свои обычные мысли и чаяния.

Придерживаясь основной недвойственной направленности тантризма, поборники этого движения ввели целый арсенал средств, которые до этого были исключены из духовного I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ багажа основного течения индуистской метафизики, в особенности поклонение женскому божеству и ритуальное совокупление. Тантрики, либо последователи тантры, опровергали пуристский подход индуистской и буддийской ортодоксии и заместо этого стремились отыскать обоснование духовным запросам в мире плоти. Это принудило их обратиться к полу, что, естественно, вызвало большой протест I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ со стороны индуистских и буддийских правоверных кругов; тантрических практиков обвинили в потакании похоти под видом духовности. В неких случаях обвинения в распутстве были, непременно, справедливы, но подобные явления были быстрее исключением, чем правилом. Сейчас тантра не пользуется почтением в Индии, и собрания приверженцев левой тантры (где практикуются сексапильные ритуалы) сейчас преследуются индийскими I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ властями.

Не будь сэра Джона Вудроффа (псевдоним Артур Авалон), английского судьи калькуттского Верховного суда, который изучал Тантры с местными бенгальскими учеными, мы до сего времени придерживались бы такового принятого

тенденциозного взора. Сначала двадцатого века Вудрофф резко восстал против агрессивного дела к тантре. В ряде новаторских исследовательских работ он проложил путь I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ к наилучшему осознанию и восприятию этого разноликого явления. В почти всех отношениях его труды до сего времени остаются непревзойденными, в том числе и по проявленной в их терпимости.

Так именуемая сексапильная революция 60-х и 70-х годов сегодняшнего века, кроме всего остального, познакомила нашу современную западную культуру с тантрой I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ. Все же тантру все еще продолжают почти во всем некорректно принимать, и нередко новоявленные западные неотантрики путают ее с индийским любовным искусством (кама-шастра ). Ее сексапильные практики, которые практически воспринимаются только школами левой руки, но символически истолковываются тантриками правой руки, представляют только одну сторону тантра-йоги.

Правильно, что сейчас нас I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ не так просто поразить более вызывающими чертами тантры, хотя тантрические наставники, в особенности те, что учят средством сумасшедшей мудрости, все еще могут подвергнуть испытанию даже наши более просвещенные взоры. Их отличает духовный радикализм, и невзирая на всю нашу сексапильную революцию, мне кажется, что большая часть людей до сего I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ времени хранят в памяти быстрее идеализированный образ того, как должен вести себя духовный наставник. Мы все еще склонны рассматривать сексуальность и духовность как нечто несовместимое, потому, может быть, уязвляю: наши чувства те гуру, которые проявляют чувственную невоздержанность.

К примеру, вроде бы мы отнеслись сейчас к бенгальскому подвижнику четырнадцатого века Чандндасе I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ, если б тот жил сейчас? О-вызвал гнев у собственных современнике»» тем, что, будучи брахманом, полюбил молоденькую даму, Рами, которую застал за стиркой белья у реки. Их глаза повстречались, и Чандид- был пленен ею до таковой степени, что запамятовал о собственных жреческих обязательствах. Его осудили, но I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ когда он продолжил открыто посвящать ей свои любовные песни, его отстранили от службы в местном храме и «отлучили». (Так как индуизм не имеет церковной организации, то, строго говоря, отлучение там нереально.)

Брату Чандидаса все-же удалось организовать слушание, во время которого подвижнику была предоставлена возможность прилюдно отрешиться от собственной страсти I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ и получить прощение за проявленное безрассудство. Когда любовь прослышала об этом, она пришла на слушание. При виде ее Чандидас вполне запамятовал о данных собственной семье обещаниях и направился к Рами с обширно раскрытыми объятиями. Что не увидел. — судьи и хулители Чандидаса, т. это того, что юная женщина стала I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ для него воплощением Божественной Мамы. Его любовь была преклонением перед Богиней в людском виде. Это была страсть поклонения, пробужденная в нем прелестной девушкой.

Со собственной раскрепощенностью в поведении, которую нередко путают со сладострастием, тантрические наставники, естественно, не одиноки в истории религии. Эротическая любовь была составной частью обрядности многих традиций I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ вне Индии — в особенности китайского даосизма, — где она также иногда приводила к излишествам и частым обвинениям в распутстве. Оргаистические излишества были быстрее там, где ритуальная практика оказывалась в отрыве от возвышенной метафизики и связывалась с волшебными устремлениями. Красивый пример этому даст недавняя история с доморощенным оккультизмом Алистера Кроули (1875–1947), который вдохновлял собственных I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ последователей заниматься гомосексуализмом, вступать в добрачные и внебрачные половые связи, и не брезгать даже скотоложеством.

Поклонение богине

Адепты тантры завлекают для духовного процесса все те стороны бытия, которые главенствующие традиции исключили ради отрешения — сексуальность, плоть и вообщем вещественную вселенную. В согласовании с осознанием Юнга мы можем усмотреть тут целенаправленное I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ усилие по восстановлению анимы, дамского психологического начала [465]. Справедливость такового толкования можно вынести из того происшествия, что роднящей все школы тантры чертой служит как раз то внимание, которое они уделяют женскому началу, называемому шакти («сила») в индуизме и изображаемому в иконографии в виде таких богинь, как Кали, Дурга, Парвати, Сита I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ, Радха и сотен других божеств.

В один прекрасный момент, будучи со собственной свояченицей, я задумывался о Шьяме, и страсть заполнила мне сердечко. Я стоял удивленный, а мою плоть неудержимо пробирала дрожь.

Чандидас

Нередко женское начало просто называют Дэви («сияющая») — Богиня [466]. Богиня, сначала, является Мамой вселенной, женой божественного Супруга, будь его имя I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ Шива, Вишну, Брахма, Кришна либо просто Махадэва («Великий Бог»), Согласно неким ученым, Богиня является в 10 ипостасях, которые известны как «Великие премудрости» (маха-видья) и представляют любопытную параллель с греческим понятием гностиков соф ия. Они таковы:

1. Кали — изначальный вид Богини. Она изображается темной и непредсказуемой. Повлияет же средством времени (кала), которое I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ разрушает все сущее. Хотя для собственных поклонников она стает любящей мамой, которая постоянно защищает их и хлопочет о их.

2. Тара — спасающий лик Богини. Ее назначение — неопасно переправлять верующих через океан обусловленного существования на «другой брег». Хотя, подобно Кали, ее нередко изображают в устрашающем виде, когда она пляшет I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ прямо на трупе и держит отрубленную голову в собственных 4 руках — напоминание о том, что божественная милость просит самопожертвования.

3. Трипура-Сундари — олицетворяет извечную красоту Богини. Она называется Трипурой («Троеградье») оттого, что управляет 3-мя состояниями сознания — бдением, сном и запамятоватьём.

4. Бхуванешвари — как явствует из самого имени, это Владычица (ишвары ) мира I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ (бхувана). Если Кали олицетворяет нескончаемое время, Бхуванешвари воплощает собой безграничное место и беспредельную созидательную силу.

5. Бхайрави — суровый, внушающий трепет лик Богини, требующей преображения верующего. Обычно ее изображает в виде бешеной дамы открытой грудью, залитой кровью. Даже ее гнев является проявлением божественного и потому всегда созидателен. Ее освобождающая сила выражена в том I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ, что две руки у нее сложены в жесте благословения познания (джняна-мудра) тогда как другие две застыли в жесте дарования защиты.

6. Чхиннамасга — разрушающий мозг вид Богини. Ее изображают с стопроцентно отрубленной (чхинна) своей голове

(маста ). Этот ужасающий вид служит суровым напоминанием ее приверженцам о необходимости выхода за предел I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ мозга и конкретного восприятия Действительности.

7. Дхумавати — ипостась Богини, которая действует как божественная дымовая заавесь виде старости и погибели, отсюда ее имя «Дымовая». Только ревностный верующий метода заглянуть за полог ужаса погибели и узреть заповеданное Богиней бессмертие.

8. Багаламукхи — невзирая на всю свою красоту, эта ипостась Богини вооружена дубинкой — которой она I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ лупит по заблуждениям собственного ревнителя.

9. Матанги — выступая покровительницей искусств, особе музыки, эта ипостась направляет собственного ревнителя к исконному беспричинному звуку.

10. Камалатмика [467]— милое ч- вая ипостась Богини. Она изображается восседающей на лотосе (камала), знаке чистоты Все 10 ликов Богини, будь то

ужасающие либо милостивые, почитаются как всеобщая Матерь. В Ананда-лахари («Волна блаженства»), приписываемой I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ Шанкаре поэме, мы находим таковой стих, соответствующий для тантрического взора:

Кто видит Тебя, о Матерь, совместно с Вашини и иными провождающими тебя богинями, что лучисты подобно лунному камню, тот становится сочинителем величавых стихов с замечательными сопоставлениями, велеречивым при помощи Савитри, со словами, что медвяны подобно запаху зева лотоса сей I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ Богини. (17)

Дэви тут не только лишь прародительница и кормилица, чьи красы непередаваемы; это к тому же страшная Сила, которая уничтожает вселенную в подабающий срок. В людском теле-уме Дэви обитает в виде «свернутой силы» (кундалини-шакти ), чье просыпание и составляет саму базу тантра-йоги. Скоро мы узнаем об I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ этом побольше.

Но Шакти, по другому Дэви, оказывается ничем в отсутствие мужского начала бытия. Шива и его нескончаемая жена обычно изображаются слившимися в неистовом объятии — то, что тибетцы называют ябюм, «отец-мать». Они принадлежат друг дружке. На трансцендентальном уровне они вечно услаждаются своим блаженным союзом. Их трансцендентальное единение стает как I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ эталон эмпирической связи меж телом и разумом, сознанием и материей, мужским и дамским. «Шива без Шакти, — утверждает популярная тантрическая поговорка, — мертв». Другими словами, Шива оказывается бесплодным.

Но то же самое справедливо и для Шакти, как подчеркивается в буддийских Тантрах, которые быстрее наделяют инициативным началом мужское, а не женское I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ начало. В индуистской тантре Шива стает начальным Состоянием в собственной абсолютной ипостаси, как незапятнанное Сознание либо Свел-. Шакти стает той же самой Реальностью в ее инициативном нюансе, исконном «холодвижении», если пользоваться квантово-механическим определением Дэвида Бома. Шакти — это в большей степени Актуальная Сила, побуждающая сила, не подчиненная никаким переменам и I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ изменениям. Она является всеобщей Энергией Сознания. Таким макаром, тантрическая метафизика принимает существование как двухсторонний процесс. Творение — это просто воздействие доминирования дамского начала, либо Шакти, тогда как выход в запредельное связан с доминированием мужского начала, либо Шивы.

Тантрическая

Противообрядческая

Школа

Тантра оказывается очень сложным явлением, чтоб не заключать внутри себя свою противоположность. Потому выраженная I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ обрядность большинства тантрических школ, например, не практикуется и даже осуждается в школах буддийской Сахаджаяны, «колесницы естественности». Приверженцы этого течения воспринимают учение о тождестве обусловленного мира и конечной Действительности практически. Они не предписывают никакого пути либо цели, так как с позиции спонтанности (сахаджа) мы никогда по-настоящему не бываем разделены I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ от самой Действительности. Наше рождение, все течение нашей жизни, также наша погибель происходят на фоне нескончаемой Действительности. Мы подобны рыбам, которым не ведомо, что они плавают в воде и повсевременно удерживаются ею на плаву.

Само слово сахаджа практически значит «совместно (саха ) рожденный (джа )», имея в виду то событие I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ, что эмпирическая действительность и непознаваемая Действительность единосущи. Это понятие зополучило дополнительный смысл «спонтанности», естественного подхода к существованию без вмешательства любых мысленных конструкций касательно Действительности. Сахаджа-йогин живет с позиции просветления, Действительности. Когда мы дышим, то это Божественное дышит подобно нам. Когда мы мыслим, то это Божественное мыслит подобно нам I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ. Когда мы любим и не можем терпеть, то это Божественное любит и терпеть не может подобно нам. И все же мы исконно поглощены поисками «высшей» Действительности, как раз эти поиски и крепят нас в заблуждении того, что мы разделены от этой Действительности. Потому приверженцы традиции сахаджа отрешаются принять какую I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ бы то ни было программку освобождения. Как гласит подвижник девятого века Лохипада в одной из собственных песен (доха):

Какой прок во всех этих ступенях созерцания? Вопреки им вам предначертано

умереть — в счастье ли, в неудаче ли. Оставьте все эти мучительные занята йогическим удержанием (бандха) и неверные надежды на обманчивы: сверхъестественные I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ дарования, и признайте свою пустотность [468].

Либо как проповедует в собственной «Царственной Песне» Сарахапада. величавый буддийский наставник восьмого века:

Нет ничего, чтобы отринуть,

ничего чтобы

утвердить или ухватить;

ибо Его нереально понять. Разрозненностью разума обманутые

закрепощены: Нераздельной и незапятанной остается

естественность [469]

Песни подвижника Канхапады. жившего в двенадцатом веке н. э… содержат достаточно идентичные утверждения I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ. Он призывает практикующих следовать примеру тантрических жен, которые продают свои прялки и рогожки, чтобы присоединиться к тантрическим общинам. Прялки и рогожки понимаются образно; как знаки соответственно мысленных конструкций и суеверий. Последователи пути естественности должны отрешиться от интеллектуальной привычки принимать Действительность изнутри клеточки своею определенного «умоустроения». Сюда заходит I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ отказ от воображаемого в идей, что характерно как тантрикам, так и большинству других духовных традиций.

Если тяготеющие к практике (обрядовые) школы тантры явились ответом на умозрительность адвайта-веданты, то подход сахаджаяны можно, пожалуй, рассматривать как осуждение последней обрядности основного течения тантры. Но сахадж ии, по другому сахая-йогины, критиковали I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ ученосгь настолько же резко, как они осуждали религиозную обрядность. Они жили одержимые одной идеей, проповедуя правду недвойственности.

Строго говоря, их неприверженность какому-либо пути нельзя обозначить как психотехнику. Напротив, Сахаджаяна принимает себя как отрицание всякого рода техне (санскр. уп ая), другими словами «уловок». Эго, непременно, — сама сущность тантрического движения I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ. Принцип сахаджи, либо естественности, спонтанности, но, присущ всем тантрическим учениям. Не считая того, цель даже самого рядового ритуала — оказание помощи практику в преодолении всех искусственных разделений, проводимых непросвещенным мозгом и в восстановлении целостности меж непознаваемым и имманентным, меж блаженством и чувственным удовольствием.

Тантрическая литература

Кроме бессчетных Тантр, которые составляют костяк I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ тантрического свода писаний, имеется широкий корпус других трудов, включающий как комменты, так и уникальные произведения. Последние состоят из монографий (пракарана), руководств (наддхати ), справочников (нибандха, нирная), словарей (нигантху ). гимнов (с тотра ) и колдовских книжек (кавача). Если глядеть более обширно, то тантрическая традиция включает еще афористические сочинения наподобие Шива-сутры I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ Васугупты и упанишадских текстов вроде Трипура-упан ишады (пишется Трипуропани шада). Тантрические произведения могут носить подзаголовок Тантра, Агама, Ямала, Рахасья, Самхита, Арнава, Шикха, Пурана и т. д.

Одним из более значимых тантрических трудов считается превосходная Тантра-алока (пишется Тантралока) образованного кашмирского подвижника Абхинавы Гупты (Абхинавагупта), чей перевод доступен только на итальянском I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ языке. Хотя сам создатель относит свое детище к комментаторской литературе, по сути это оригинальное произведение, выходящее за рамки принятых для комментария критериев. Так, согласно его ученику Кшемарадже Абхинава Гупта писал Тантра-алоку в состоянии созерцания, что сближает ее с литературой откровения. В этом сочинении, состоящем приблизительно из 6 тыщ I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ шлок, мы можем найти ссылки и извлечения из многих других тантрических писаний (упоминается заглавие более двухсотен произведений) [470].

Абхинава Гупта (что, похоже, было его духовным, а не данным от рождения именованием) появился на свет посреди десятого века н. э. Из-под его пера вышло истинное половодье книжек, более сорока из их I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ известны только по заглавиям. Кроме Тантра-алоки более значительными являются Тантра-сара и Пара-тримшика-виварана. Он был известен не только лишь своими заниями, но также и духовными свершениями, и чудодейственными возможностями. Он обрел Самопознание благодаря милости собственного учителя Шамбхунатха, который предназначил его в потаенны школы каула и познакомил с I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ ее литературой, но свои познания по разным предметам он приобретал и] многих других наставников, и сам основал преуспевающую школу виднейшим представителем которой в двадцатом веке был сейчас покойный Свами Лакшманджо.

Тантрические учения Кашмира стали более известными на Западе благодаря ученым, которые занимались у Свами Лакшманджо. и в особенности — его I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ ученику Джайдэве Сингху, переводчику неких принципиальных трудов [471].

Макетом кашмирской традиции в Южной Индии стала пользующаяся широкой известностью традиция шри-видья, чьи духовные сокровища тоже равномерно вытаскиваются на свет божий благодаря тщательным усилиям ученых вроде Дугласа Ренфри Брукса [472]. Как считает Брукс, традиция шри-видья оказывается в числе I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ немногих представителей индуистской татры, где мы располагаем не только лишь письменными источниками, но к тому же здравствующими практиками, которые могут передавать свое эзотерическое познание [473]. Более почитаемое произведение традиции шри-видья — Вамака-ишвара-тантра (пишется Вамакешвара-таннтра), которая переведена на британский язык [474]. Другое доступное на британском языке сочинение — это Трипура-упанишада (пишется I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ Трипуропанишада). Еще есть два непереведенных, но очень влиятельных сочинения: Тантра-раджа-тантра и Джняна-арнава-тантра (пишется Джнянарнаватантра). Труд шестнадцатого века Шри-видья-арнава-тантра следует также отнести к знатным источникам. Из позднейших трактатов, переведенных на британский язык, необходимо выделить Кама-кала-виласу [475].

3-я разновидность тантрических учений, называемая I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ каула либо каулизм, также становится все более доступной западным исследователям, в особенности благодаря публикациям Марка С. Дж. Дичковски и Пауля Эдуардо Мюллер-Ортеги [476]. Каулизм — одна из наистарейших веток тантры, и заполучил известность (либо, если глядеть с другой стороны, дурную славу) собственной ритуальной практикой «пяти М». 11екоторые, может быть I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ лаже многие, школы каула воспринимают этот обряд быстрее в переносном смысле, ежели практически. Но в протяжении веков критичные стрелы всегда были ориентированы только на представителей левой руки (буквализма), противостоящим классическому (самая) направлению тан тры, где упор делается на чисто символическое совершение практики «пяти М» (панча-макара), о которой у нас скоро речь I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ пойдет.

Более выдающимися (посреди переведенных) сочинениями каулизма являются Кула-арнава-тантра. Каула-джняна-нирная, приписываемая Матсьендранатху, и Маханирвана-тантра.

Схожая традиция кубжика. которая развилась на базе начальной традиции каула, сделала огромное количество произведений, большая часть из которых, по-видимому, были утрачены. Посреди сохранившихся более значительными числятся Кубджика-мата I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ-тантра и Горакша-самхита (которую следует отличать от управления по хатха-йоге), оба пока не переведены.

Ввиду собственного глубочайшего воздействия упомянутая ранее Анадна-лахари Шанкары заслуживает более пристального внимания. Это религиозный гимн, посвященный Богине Трипуре. Его гигантскую значимость можно признать уже по тому обстоятельству, что сохранилось целых 30 6 комментариев. Ананда I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ-лахари переведена на британский язык совместно со своим дополнением, Саундарья-лахари , также приписываемым Шанкаре, известному вероучителю адвайты [477]. Само эго авторство оспаривается многими учеными, потому что Шанкара (кроме того, что это один из эпитетов Шивы) — полностью обыденное прозвание духовных наставников. Тс же сомнения касаются и авторства Шанкары в I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ отношении широкой Прапанчасара-тантры.

Тыщи тантрических сочинений, написанных на санскрите, тамильском и местных языках, демонстрируют невероятную разносторонность в теоретических и практических заниях многих поколений подвижников тантры. Западные исследователи этой разветвленной традиции только задели того, что лежит на поверхности этих текстов, не говоря уже о заключенной в их сложной психотехнике. Потому нам I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ следует быть аккуратными в собственных оценках данной традиции. Как остерегает нас буддийский ученый Герберт В. Гюнтер: «То, что изложено в Тантрах, нужно пережить, чтобы понять» [478]. А Дэвид Гордон Уайт, написавший внушительную монографию по средневековому движению сиддха, охарактеризовывает тантру как «волну гения… которую еще предстоит укротить» [479].

II. Сокрытая Действительность

Основной посылкой I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ всех эзотерических школ мысли будет то, что воспринимаемый нами средством обыденных органов эмоций мир оказывается всего только крошечной частью существенно более величавой действительности и что есть бессчетные более тонкие планы бытия. Сейчас мы можем представить эту идею через сопоставление с волновым диапазоном, либо частотой колебаний. Разные уровни существования, предлагаемые обычным I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ эзотеризмом, можно рассматривать как разные проявления 1-го и такого же космоса, колеблющегося с различной частотой. Таким макаром, психика и разум, которые есть на «тонком» уровне, мыслятся колеблющимися со существенно большей скоростью, чем вещественные объекты «грубого», [иначе «плотного»] плана пространственно-временного континуума. Тонкое измерение либо измерения действительности образуют I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ пятую ось дополнительно к четырем осям обыденного пространства-времени, а конкретно, длине, ширине, высоте и продолжительности.

Может быть, мы сумеем лучше осознать эти невидимые «высшие» измерения бытия, обратившись к новенькому мировоззрению, предложенному квантовой физикой. Квантовая механика очень свободно оперирует такими понятиями, как электрон и другие атомные частички, хотя никто еще не I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ лицезрел их воочию. Английский физик Гарольд Шиллинг предлагает, чтоб мы смотрели на действительность как на «кибернетическую сеть… более родственную с узкой тканью, чем со зданием из кирпича и раствора» [480]. Но это сеть, владеющая «внутренней глубиной». Вправду, если мы поглядим на внутреннюю иерархию действительности, то найдем по словам Шиллинга, «глубину I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ снутри глубины глубины» — в конечном счете бездонный, загадочный источник существования.

Как мы лицезрели, философия Патанджали также выражает мировоззрение, что существует «внутреннее» измерение вселенной: наблюдаемые нами объекты владеют невидимой «глубиной». Эта глубина больше раскрывается йогинам через их непрестанные усилия по интериоризации собственного сознания. Они воспринимают тонкие области и нематериальные I. ТЕЛЕСНОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ И ДУХОВНОЕ БЛАЖЕНСТВО — ПРИШЕСТВИЕ ТАНТРЫ сути, о которых современная наука практически ничего не знает, хотя танатологи (исследователи процесса погибели) сталкиваются со схожими мыслями в сообщениях тех, кто пережил предсмертное состояние.


i-see-a-strange-sail-ya-vizhu-neznakomij-parus.html
i-segodnya-uzhe-ochevidno-chto-vsya-ih-deyatelnost-absolyutno-bespolezna-i-napravlena-tolko-na-lichnoe-obogashenie.html
i-sel-lebedyanskogo-uezda.html