I. Точка зрения утопического социализма

Г. В. Плеханов

АНАРХИЗМ И СОЦИАЛИЗМ

I. Точка зрения утопического социализма

II. Точка зрения научного социализма.

III. Историческое развитие анархической доктрины. Точка зрения анархизма.

Макс Штирнер

Прудон

Бакунин

Эпигоны

IV. Так именуемая анархистская стратегия. Ее мораль

Заключение. Буржуазия, анархизм и социализм

I. Точка зрения утопического социализма

Как понятно, французские материалисты XVIII в., ведя бесчеловечную борьбу против «бесчестных», иго которых I. Точка зрения утопического социализма тяжело давило тогдашнюю Францию, не переставали в то же время заниматься исследованием того, что они называли совершенным законодательством, т.-е. наилучшего из всех вероятных законодательств. Таким представлялось им законодательство, которое обеспечило бы всем человечьим «существам» самую большую сумму счастья. Оно могло бы быть принято хоть каким человечьим обществом, так I. Точка зрения утопического социализма как оно самое совершенное, а, стало быть, и самое «естественное» законодательство Отличия в сторону такового «совершенного законодательства» занимают в произведениях Гольбаха и Гельвеция много страничек.

С другой стороны, социалисты первой половины XIX в. с неописуемым усердием и беспрецедентным рвением предавались изысканиям самой наилучшей из всех вероятных соц организаций -- совершенной социальной организации. Это I. Точка зрения утопического социализма самая выдающаяся, самая соответствующая черта, присущая как им, так и материалистам XVIII в. Ей мы и должны ранее всего уделить свое внимание.

Для разрешения задачи о совершенной социальной организации, либо -- что сводится к тому же -- о самом наилучшем из всех вероятных законодательств, нам, разумеется, нужен критичный I. Точка зрения утопического социализма масштаб, с помощью которого мы могли бы ассоциировать меж собой разные «законодательства». И этот аспект должен быть совсем особенного характеристики. По правде, речь ведь идет не об относительно наилучшем законодательстве, т.-е. не о наилучшем либо самом наилучшем законодательстве, вероятном при данных обстоятельствах. Нет, мы должны отыскать полностью совершенное законодательство, -- конкретно I. Точка зрения утопического социализма такое, совершенство которого ни в чем же не зависело бы ни от времени, ни от событий. Мы обязаны, как следует, совсем отвлечься от истории, потому что в ней ведь все относительно, все находится в зависимости от событий времени и места. Но что все-таки в таком случае может означать слово I. Точка зрения утопического социализма «утопический», не связывая с ним никакого, хотя бы примерно четкого, смысла.

Утопистом является всякий, кто замыслит совершенную социальную компанию, исходя при всем этом из какого-либо абстрактного принципа.

Абстрактный принцип, который лег в базу теоретических изысканий утопистов, -- это понятие о «человеческой природе». Бывали, вобщем, утописты, которые воспользовались этим принципом I. Точка зрения утопического социализма косвенно -- с помощью каких-нибудь производных от него понятий. Можно, к примеру, при построении «совершенного законодательства» либо безупречной организации общества, брать начальным пт понятие общих «прав человека». Но каждому ясно, что это понятие в последнем счете вытекает из понятия о «человеческой природе».

Точно так же до I. Точка зрения утопического социализма очевидности ясно, что можно быть утопистом, не будучи социалистом. Буржуазные тенденции французских материалистов восемнадцатого века с особой силой выплывают наружу в их рассуждениях о совершенном законодательстве. Но это нисколечко не уничтожает утопического нрава этих изысканий. Мы уже лицезрели, что приемы утопических социалистов ничем не отличаются от приемов Гельвеция либо Гольбаха, -- этих передовых I. Точка зрения утопического социализма бойцов революционной французской буржуазии.

Более того. Можно относиться негативно ко всякой «музыке будущего», можно быть убежденным в том, что имеющийся соц мир, в каком мы имеем счастье жить, наилучший из всех вероятных соц миров, -- и невзирая на все это, можно «строение и жизнь общественного организма» рассматривать I. Точка зрения утопического социализма с той точки зрения, с которой их рассматривали утописты.

Это кажется феноминальным, а меж тем, нет ничего точнее этого. Вот вам наглядный пример.

В 1753 г. появилось произведение Морелли, которое носит последующее название: «Les lies flottantes ou la Basiliade du celebre Pilpai, traduit de I'mdien». Вот несколько аргументов, с помощью которых I. Точка зрения утопического социализма один из тогдашних журналов («La bibliotheque impartiale») («Беспристрастная библиотека») критиковал коммунистические идеи создателя: «Достаточно понятно, какое большущее различие существует меж самыми красивыми умозрениями этого рода и возможностью их внедрения. В теории мы берем человека таким, каким он представляется нашему воображению, -- послушливо приспособляющимся к каким угодно учреждениям, с I. Точка зрения утопического социализма схожим рвением защищающим взоры и виды законодателя. Но как мы захотим перенестись в мир действительный, нам придется иметь дело и с действительными людьми, т.-е. с людьми тупыми, несведущими, ленивыми либо окутанными какими-нибудь сильными страстями. Проект о равенстве -- это один из числа тех проектов, которые больше всего противоречат нраву I. Точка зрения утопического социализма человека. Люд» появляются или для господства, или для послушания. Среднее состояние для их тягостно».

Люди появляются или для господства, или для послушания. Нет,. как следует, ничего необычного, если мы в обществе встречаем господ и рабов; этого просит людская «природа». «Беспристрастная библиотека» могла сколько угодно отторгать «коммунистические умозрения», но I. Точка зрения утопического социализма точка зрения, с которой она рассматривала социальные явления, точка зрения «человеческой природы», у неё была та же, что и у утописта Морелли.

Пусть нам не молвят, что этот журнальчик, возможно, был Неискренен в собственной аргументации, и что он только поэтому ссылался на людскую «природу», что желал привести кое-что в I. Точка зрения утопического социализма пользу эксплоата торов, в пользу тех, кто «господствует». Была ли «Беспристрастная библиотека» искрения либо криводушна, -- факт тот, что в собственной критике теории Морелли она стала на ту точку зрения, на которой стояли все пи сатели тогдашнего времени. Они все ссылались на так либо по другому понимаемую людскую природу, -- все I. Точка зрения утопического социализма, кроме отсталых писателей, которые -- в качестве живых теней отжившею прошедшего -- вое еще продолжали ссылаться на волю «Божию».

И мы уже знаем, что эта точка зрения «человеческой природы была унаследована и девятнадцатым веком: у утопических социалистов не было другой точки зрения.

Пример Сен-Симона -- этого превосходного человека с энциклопе дическими заниями I. Точка зрения утопического социализма -- может быть, лучше всяких других примеров указывает, как эта точка зрения была ограничена и недоста точна, и в какой безвыходно запутанный лабиринт противоречий она заводила всех тех, кто ею воспользовался. Сен-Симон гласил нам с са мым глубочайшим убеждением: «Будущее составляется из последних чле нов ряда, 1-ые члены которого I. Точка зрения утопического социализма образуют прошедшее. Если отлично изучить 1-ые члены ряда, то просто найти последующие члены; сле довательно, из четких наблюдений над прошедшим просто вывести буду щее». Это до таковой степени правильно, что в первую минутку невольно может появиться вопрос: почему же приравнивают к утопистам человека, имеющего такое четкое понятие I. Точка зрения утопического социализма о связи, имеющейся меж разными фазами исторического развигия? Но стоит только ближе познакомиться с историческими мыслями Сен-Симона, чтоб убедиться в том, что его не без основания окрестили утопистом. Будущее определяется прошедшим; историческое развитие населения земли есть закономерный эволюционный процесс. Но какова та пружина, какова та сила, которая приводит I. Точка зрения утопического социализма в движение человечий род, которая ведет его от одной стадии развития к другой? В чем может заключаться эта сила? Где ее необходимо находить? -- Тут-то Сен-Симон становится на точку зрения всех утопистов, на точку зрения «человеческой природы». Так, по его воззрению, основной предпосылкой французской революции была перемена сил, происшедшая как в I. Точка зрения утопического социализма вещественной, так и духовной области. Для того, чтоб революция привела к неплохим результатам, нужно было бы силы, получившие перевес, приложить к конкретной политической деятельности». Другими словами, нужно было бы поручить «промышленникам» и «ученым» выработать такую политическую систему, которая соответствовала бы новенькому соц порядку. Этого не случилось I. Точка зрения утопического социализма, а поэтому революция, которая началась отлично, практически конкретно за этим была ориентирована по неверному пути: «юристы» и «метафизики» стали господами положения. Как разъяснить это историческое явление? «В природе человека, -- отвечает наш Сен-Симон, -- перебегать от одной доктрины к другой не по другому, как через посредство связывающего их звена. Этот закон, в особенности I. Точка зрения утопического социализма, применим к разным политическим системам, через которые естественный ход цивилизации принуждает проходить человечий род. Так, необходимость сделала в «индустрии» элемент новейшей вещественной силы, которой предназначено поменять силу «военную», а в положительных «науках» -- элемент новейшей духовной силы, призванной стать на место прежней теологической. Эта же самая необходимость должна I. Точка зрения утопического социализма была (еще ранее, чем перемена в состоянии общества стала в особенности замечаться) развить и воплотить в реальность вещественную и духовную силу ублюдочного, преходящего нрава, -- силу, единственная роль которой заключалась в том, чтоб вызвать переход от одной социальной системы к другой»1.

Мы лицезреем, таким макаром, что «исторические ряды» Сен-Симона I. Точка зрения утопического социализма в сути ничего не разъясняют. Они даже сами нуждаются в пояснениях, а для этого нужно прибегнуть к неминуемой «человеческой природе»: французская революция пошла, дескать, по неверному пути поэтому, что людская природа обладает такими-то и такими-то качествами2.

Одно из 2-ух, или людская природа неизменна -- как это подразумевал Морелли I. Точка зрения утопического социализма, -- тогда и она ничего не поменяет в истории,представляющей нам беспрерывные конфигурации, совершающиеся в отношениях людей меж собою; или она сама меняется зависимо от событий, при которых людям приходится жить, -- тогда и она является не предпосылкой исторического развития, а его следствием. Французские материалисты отлично знали, что человек есть I. Точка зрения утопического социализма продукт окружающей его социальной среды. «Человек всецело -- воспитание», гласит Гельвеций. Казалось бы, что, согласно этому, Гельвецию следовало бы бросить точку зрения «человеческой природы», чтоб изучить законы развития среды, формирующей людскую природу тем, что дает соц человеку то либо другое «воспитание». И Гельвеций, вправду, кое-что сделал в этом направлении I. Точка зрения утопического социализма. Но ни ему, ни его со-временникам, ни социалистам первой половины девятнадцатого века, ни кому бы то ни было из представителей науки той же эры не удалось открыть новое мировоззрение, которое сделало бы вероятным исследование процесса развития социальной среды -- этой настоящей предпосылки исторического «воспитания» человека -- и тех перемен, которые I. Точка зрения утопического социализма происходят в его «природе». Таким макаром, приходилось снова ворачиваться конкретно к людской природе, как к единственному начальному пт, который, казалось, предлагал хоть сколько-либо крепкое основание для исследований. Но потому что людская природа, с собственной стороны, все-же изменяется, то, повидимому, безизбежно, пришлось отвлечься от этих конфигураций и находить I. Точка зрения утопического социализма неизменных, главных параметров, которые сохраняются, невзирая на различные конфигурации второстепенных (несущественных) особенностей. Таким макаром, в конце-концов, приходили к тощей абстракции, вроде последующей абстракции «философов»: «человек есть чувствующее и мыслящее существо». Это формула казалась тем паче ценной находкой, что она давала полнейшую умопомрачительных аналогий меж личным организмом и организмом соц. Контизм I. Точка зрения утопического социализма (буржуазная карикатура сен-симонизма) изобилует такового рода аналогиями. Сам Сен-Симон ничего не имел против их. Можно для примера указать на его «Литературные, философские и промышленные взгляды», Париж. 1825. свободу всем беспочвенным догадкам и всем умопомрачительным выводам.

Какой-либо Гизо (берем для примера философа -- муниципального человека первой половины XIX в I. Точка зрения утопического социализма.) не ощущал никакой потребности искать лучшую социальную компанию либо самое совершенное законодательство: он был полностью доволен наличным порядком вещей. Но самым сильным аргументом, какой он только мог бы выставить в защиту этого порядка против нападок недовольных им) была бы опять-таки все та же «человеческая природа». Она I. Точка зрения утопического социализма, -- произнес бы Гизо, -- делает неосуществимой какую бы то ни было существенную перелену в соц и политическом устройстве Франции. А сами недовольные, в свою очередь, осуждали это устройство, пользуясь той же абстракцией. И конкретно поэтому, что эта абстракция была лишена какого бы то ни было содержания; конкретно поэтому, что она, как I. Точка зрения утопического социализма мы уже произнесли) предоставляет полнейший простор различным беспочвенным догадкам и хоть каким вытекающим из их логическим выводам, -- вот поэтому «научная» задачка реформаторов приняла вид геометрической задачи: дана такая-то «природа», требуется отыскать такую общественную структуру, которая более соответствовала бы ей. Так, к примеру, Морелли горько сетует на то, что' наши I. Точка зрения утопического социализма «старые учителя» не позаботились о том, чтоб поставить и разрешить восхитительную «проблему»: «найти таковой публичный строй, при котором практически нереально было бы, чтоб человек был испорчен и зол, либо при котором зло сводилось бы, по последней мере, к минимуму». Мы уже лицезрели, что, по воззрению Морелли, людская природа «всегда I. Точка зрения утопического социализма одна, постоянна, неизменна».

Мы знаем, таким макаром, в чем заключается «научный» способ утопистов. Чтоб совсем с ним покончить, напомним читателю последующее. Потому что «человеческая природа» является очень тощей и не много питательной абстракцией, то' на самом деле утописты не столько ссылались на людскую природу вообщем, сколько на идеализированную природу людей I. Точка зрения утопического социализма собственного времени, людей, принадлежавших к тому соц классу, тенденции которого они сами и отстаивали. Потому, соц реальность безизбежно обнаруживалась в произведениях утопистов, но они сами не отдавали для себя в этом отчета. Они лицезрели эту реальность через призму абстракции, -- очень тощей. но все же не достаточно прозрачной.


i-strannie-obichai-glinyanie-cherepki-i-cherepa-6-glava.html
i-stravinskij-pohozhdeniya-povesi-1951.html
i-struktura-osnovnih-fondov.html